29.01.2019

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД ОТМЕНИЛ РЕШЕНИЕ О ВЗЫСКАНИИ СТРАХОВОЙ ПРЕМИИ И КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда рассмотрела дело по апелляционной жалобе АО «Страховая компания «М.» на решение Инзенского районного суда Ульяновской области от 17 октября 2018 года.

О. обратился в суд с иском к АО «Страховая компания «М.» о расторжении договора страхования, взыскании  внесенной по договору страховой премии, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований указал на то, что 31 января 2017 года   между ним и банком был заключен кредитный договор, согласно которому ему были предоставлены денежные средства в размере 503 963 руб. 76 коп. со сроком возврата до 31 января 2020 года на покупку автомобиля.

В этот же день между ним и АО «Страховая компания «М.» был заключен договор страхования заемщиков потребительских кредитов от несчастных случаев на срок 36 месяцев, согласно которому он произвел оплату страховой премии в сумме   58 963 руб. 76 коп.

31 января 2018 года он досрочно погасил кредит, в связи с чем 15 февраля 2018 года обратился в страховую компанию с заявлением, в котором просил расторгнуть договор страхования и вернуть часть страховой премии, в чем ему было отказано.

Истец просил расторгнуть договор страхования от 31 января 2017 года,  заключенный между ним и  АО «Страховая компания «М.»,  взыскать с ответчика  в счет частичного возврата страховой премии по договору страхования 39 309 руб. 20 коп.,  компенсацию морального вреда  5000  руб.,  штраф в размере пятидесяти процентов от цены иска.

Суд первой инстанции исковые требования О. удовлетворил.

В апелляционной жалобе  представитель АО «Страховая компания «М.» просил решение суда отменить и принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Не согласился с выводом суда о том, что договор страхования, заключенный с истцом 31 января 2017 года, является способом обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору.

Указывает, что досрочное погашение кредита не влечет досрочное прекращение договора личного страхования. Исполнение О. обязательств по кредитному договору исключает банк из числа выгодоприобретателей по договору страхования, но не влечет исключение страхового риска и возможности наступления страхового случая, поскольку страховым риском является смерть и постоянная полная нетрудоспособность, а не риск возможной неуплаты страхователем кредита.

 Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

Согласно договору страхования при заключении договора страхования страховая сумма равна 503 963 руб. 76 коп. Далее, начиная со второго дня срока действия договора страхования, страховая сумма устанавливается в размере 100 % суммы текущего основного долга по кредиту страхователя в соответствии с условиями кредитного договора для приобретения автотранспортного средства, заключенного страхователем с банком, но не более страховой суммы в день заключения договора страхования. В случае полного  досрочного  погашения  задолженности по кредитному договору, страховая сумма фиксируется в размере последнего платежа, которым осуществлено досрочное погашение кредита, и снижается ежемесячно равномерно на величину, равную последнему платежу по кредиту, деленному на количество месяцев, оставшихся до окончания срока страхования в соответствии с первоначальным сроком кредитного договора.

Выгодоприобретателем по договору страхования является застрахованное лицо либо его наследники в случае смерти застрахованного лица.

Анализ приведенных условий договора страхования позволяет сделать вывод о том, что заключенный сторонами договор страхования не связывает срок действия договора страхования с периодом действия кредитных обязательств. Напротив, из их буквального толкования следует, что  досрочное  прекращение кредитных обязательств не прекращает действие договора страхования, поскольку данные условия договора страхования предусматривают порядок расчета страховой выплаты после  досрочного  погашения  задолженности по кредитному договору.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что прекращение вследствие полной выплаты кредита правоотношений, вытекающих из кредитных обязательств по заключенному истцом договору с банком, не влечет изменения или прекращения правоотношений по действующему договору страхования, заключенному О. с АО «Страховая компания «М.», а основания для прекращения договора страхования по пункту 1 статьи 958 Гражданского кодекса РФ отсутствуют.

На основании изложенного, решение Инзенского районного суда Ульяновской области от 17 октября 2018 года отменено и принято по делу новое решение.

В удовлетворении исковых требований О. к АО «Страховая компания «М.» о расторжении договора страхования от 31 января 2017 года, взыскании страховой премии, компенсации морального вреда – отказано.

Подробнее – см. раздел «Судебные акты» (33-206/2019)