25.01.2019

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД ОТМЕНИЛ РЕШЕНИЕ О РАЗДЕЛЕ НАСЛЕДСТВЕННОГО ИМУЩЕСТВА

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда рассмотрела дело по апелляционной жалобе З. на решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 8 октября 2018 года.

З. обратилась в суд с иском к В., действующей в интересах несовершеннолетнего В.Я., о разделе наследственного имущества.

В обоснование иска указала, что она является наследником по завещанию после смерти ее отца З.В., умершего 8 апреля 2017 года. Наследственное имущество состоит из квартиры, расположенной в г. Ульяновске. Стоимость данной квартиры составляет 2 900 000 руб. Ее доля в наследственном имуществе составляет 5/6 долей. Наследником по закону в размере 1/6 доли наследственного имущества является несовершеннолетний В.Я. Она зарегистрирована и проживает в спорной квартире. В.Я. зарегистрирован вместе с матерью в муниципальной квартире. Кроме того, в собственности матери В.Я. имеется еще одна квартира общей площадью  44,8 кв.м. Соглашение о разделе наследственного имущества между сторонами не достигнуто. Преимущественного права на наследственное имущество стороны не имеют. Поскольку в спорной квартире зарегистрирована только истица, доля несовершеннолетнего в данной квартире незначительна, он обеспечен иным жилым помещением по месту регистрации и фактического проживания с матерью, истица полагала возможным выплатить В.Я. денежную компенсацию его доли в квартире,  в размере 483 333 руб. 33 коп.

Просила суд прекратить право собственности В.Я. на 1/6 долю в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную в г. Ульяновске, после выплаты ему денежной компенсации с размере  483 333 руб. 33 коп.; признать за ней право собственности на 1/6 долю в праве общей долевой собственности на квартиру, расположенную в г. Ульяновске, после выплаты В.Я. денежной компенсации.

Суд первой в удовлетворении исковых требований З. отказал.

В апелляционной жалобе З. просила решение суда отменить, принять по делу новое решение   об удовлетворении исковых требований.

 Посчитала необоснованными выводы суда о том, что при достижении совершеннолетия В.Я. сможет проживать в спорной квартире. Отметила, что доля ответчика в спорной квартире составляет 5,8 кв.м жилой площади. При имеющихся в квартире комнатах, площадью  15,54 кв.м и 19,41 кв.м, выделение жилой комнаты, соответствующей доле ответчика, не представляется возможным. Таким образом, доля ответчика в спорной квартире является незначительной. 

Указала, что несовершеннолетний В.Я. в спорной квартире не проживает, существенного интереса в ее использовании не имеет. Вопрос о вселении ребенка в спорную квартиру не ставился. В то же время она (истица) не может вселить в квартиру членов своей семьи, что ограничивает ее права собственника жилого помещения.

Рассмотрев доводы жалобы, возражений, изучив материалы дела, судебная коллегия пришла к следующему.

Как следует из материалов дела, доля несовершеннолетнего В.Я. в спорной квартире составляет 10,67 кв.м от общей площади жилого помещения, в том числе 5,82 кв.м жилой площади. Спорная квартира состоит из двух изолированных комнат, площадью 15,54 кв.м и 19,41 кв.м. Таким образом, выдел жилого помещения, соответствующего доле В.Я. в спорной квартире, с технической точки зрения невозможен.

Таким образом, доля В.Я. спорной квартире не является значительной и ее нельзя выделить в натуре.

Как следует из материалов дела, несовершеннолетний В.Я. в спорную квартиру не вселялся, в ней не зарегистрирован и никогда не проживал. Порядок пользования спорной квартирой участниками долевой собственности не определен.

Согласно пояснениям представителя истицы, несовершеннолетний  В.Я. проживает с матерью в квартире, общей площадью 44,72 кв.м, как член семьи собственника данного жилого помещения.

Тот факт, что доля в праве общей долевой собственности на спорную квартиру является единственным жилым помещением, принадлежащим  В.Я. на праве собственности, не свидетельствует о наличии у него существенного интереса в использовании общего имущества.

Согласно справке, представленной стороной истицы, рыночная стоимость спорной квартиры составила 2 900 000 руб. Соответственно, стоимость доли ответчика В.Я. в указанной квартире составила 483 333 руб. 33 коп.

Стороной ответчика не представлены суду доказательства необоснованности и недостоверности представленных стороной истца сведений о рыночной стоимости квартиры.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основанием для отмены решения суда в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела.

С учетом вышеизложенного судебная коллегия посчитала необходимым отменить решение Ленинского районного суда города Ульяновска от 8 октября 2018 года.

Принято по делу новое решение:

 -  прекращено право собственности В.Я. на 1/6 долю в праве общей долевой собственности на квартиру, общей площадью 64 кв.м, расположенную в г. Ульяновске;

 -  признано за З. право собственности на 1/6 долю в праве общей долевой собственности на квартиру, общей площадью 64 кв.м, расположенную по адресу в   г. Ульяновске:

- взыскана с З. в пользу В.Я., от имени и в интересах которого в силу п. 1 ст. 28 ГК РФ действовала  его мать В.,  денежная компенсация стоимости доли указанной квартиры  в размере 483 333 руб. 33 коп.

Подробнее – см. раздел «Судебные акты» (33-5798/2018)