Меню Содержимое
Ульяновский областной суд



25.01.2019 Печать

ОТКАЗАНО В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ИСКОВЫХ ТРЕБОВАНИЙ О ПРИЗНАНИИ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ ДОГОВОРА ДАРЕНИЯ КВАРТИРЫ

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда рассмотрела дело по апелляционной жалобе представителя Я. – А. на решение Засвияжского районного суда г. Ульяновская от 21 сентября 2018 года.

Я. обратилась в суд с исковыми требованиями к Я.А. о признании недействительным договора дарения квартиры, применении последствий недействительности сделки.

В обоснование иска указала, что в браке с Я.Н. у них  родилось двое совместных детей: Я.Т. и ответчик Я.А. Ранее ей принадлежал на праве собственности жилой дом в г. Лениногорске Республики Татарстан, в котором она проживала с мужем. В 2017 году указанный дом был продан. На полученные денежные средства ею была приобретена двухкомнатная квартира, расположенная в г. Ульяновске. Оформлением сделок по продаже дома и приобретению квартиры от ее имени занимался ответчик, поскольку ее супруг был тяжело болен, а она в силу возраста, образования и состояния здоровья не могла в полной мере этим заняться. Она зарегистрирована и проживает в вышеуказанной квартире. В 2018 году ей стало известно о том, что имеется договор дарения, согласно которому она подарила ответчику принадлежащую ей квартиру. Однако она не имела желания подарить свое единственное жилое помещение кому-либо, в том числе ответчику. Жилье в Ульяновске ответчику не нужно, так как он проживает и работает в Подмосковье. Оплату жилищно-коммунальных услуг за квартиру в г. Ульяновске производит она.  Кроме того, в отношении ответчика ведется исполнительное производство о взыскании алиментов, в связи с чем на спорную  квартиру  может быть обращено взыскание.

Просила суд признать недействительным договор дарения квартиры, расположенной в     г. Ульяновске, заключенный между ней и Я.А., и возвратить стороны в первоначальное положение; прекратить право собственности Я.А. на квартиру, расположенную в г. Ульяновске,  и признать за ней право собственности на указанную квартиру.

Суд первой инстанции исковые требования Я. оставил без удовлетворения.

В апелляционной жалобе представитель Я. – А. просил решение суда отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований.

Указал, что ответчик ввел в заблуждение истицу, являющуюся его матерью,  при совершении спорной сделки. Поскольку ответчик от имени истицы занимался оформлением сделок продажи дома и приобретения квартиры, истица, в силу безграмотности, подписывала все представленные им документы. Считает нецелесообразным  дарение только что приобретенной квартиры. Истице было бы проще сразу приобрести квартиру на имя ответчика.

 Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия пришла к следующему.

Юридически значимым обстоятельством по настоящему делу является выяснение вопроса о том, понимала ли Я. сущность сделки на момент ее совершения или же воля истицы была направлена на совершение сделки вследствие заблуждения относительно ее существа применительно к п. 1  ст. 178  ГК РФ.

Исследовав и оценив собранные по делу доказательства, суд первой инстанции правомерно и обоснованно отказал Я. в удовлетворении исковых требований, указав, что стороной истца не были представлены суду допустимые и достоверные доказательства, подтверждающие, что оспариваемая сделка была заключена истицей под влиянием заблуждения относительно существа сделки, а также доказательства отсутствия ее воли на совершение сделки дарения квартиры либо того, что воля сформировалась под влиянием факторов, нарушающих нормальный процесс такого формирования. С данными выводами суда первой инстанции судебная коллегия согласилась.

Содержание договора дарения изложено ясно и четко, в связи с чем не было оснований полагать, что он имеет какое-либо отношение к ранее заключенному договору купли-продажи квартиры от 26 августа 2017 года.

В договоре дарения стороны подтвердили, что они не лишены дееспособности, не состоят под опекой и попечительством, не страдают заболеваниями, препятствующими осознать суть договора.

Ранее истица заключала договор дарения недвижимого имущества в пользу своей дочери. Таким образом, сущность правоотношения по дарению имущества ей была известна. 

Доводы апелляционной жалобы о нецелесообразности дарения судебной коллегией отклонены, поскольку истица и ответчик являются близкими родственниками, и, как следует из материалов дела, на момент совершения оспариваемой сделки между ними существовали доверительные отношения.

На основании изложенного, решение Засвияжского районного суда города Ульяновска от 21 сентября 2018 года оставлено без изменения, а апелляционная жалоба представителя Я. – А. – без удовлетворения.

Подробнее – см. раздел «Судебные акты» (дело 33-185/2019 (33-5834/2018)