Меню Содержимое
Ульяновский областной суд



Судебный акт Печать
Отказ в усыновлении
Документ от 31.08.2007, опубликован на сайте 12.12.2007 под номером 9548, 1-я гражданская, усыновление, отказано в усыновлении
Дело № 3-24/2007

Дело № 3-***/2007

 

Р Е Ш Е Н И Е

 

ИМЕНЕМ  РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ

 

31 августа 2007 года                                                                   город Ульяновск

 

Ульяновский областной суд в составе:

судьи Королёвой А.В.,

при секретаре Захаровой А.Г.,

с участием прокурора Балашовой Н.Н.,

 

рассмотрев в закрытом судебном заседании гражданское дело по заявлению граждан Германии Х*** Х*** и Х*** К*** об усыновлении Г*** М*** А***, 20 января 2006 года рождения,

 

у с т а н о в и л :

 

граждане Германии супруги Х*** Х*** и К*** обратились в Ульяновский областной суд с заявлением об усыновлении гражданина Российской Федерации несовершеннолетнего Г*** М*** А***, 20 января 2006 года рождения, находящегося в Областном государственном образовательном учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, специальном (коррекционном) детском доме для детей с отклонениями в развитии «Дом детства».

 

Заявление мотивировали тем, что состоят в браке с 2003 года; отношения в семье крепкие и стабильные. Из-за отсутствия биологических детей ими принято решение об усыновлении. Жилищные условия и материальное положение позволяют им воспитывать усыновленного ребенка и заботиться о нем. Родители Г*** М*** – Г*** А*** В*** и Р*** М*** Н*** отказались от родительских прав после рождения сына, дали согласие на его усыновление. У М*** есть близкие родственники (дедушки, бабушка, тетя, дядя), которые отказались взять его на воспитание. Заявители ознакомлены с диагнозами заболеваний М***, берут на себя заботу о нем.

 

Просили при усыновлении изменить фамилию и имя ребенка на Х*** Л*** М***, место рождения и дату рождения оставить без изменения, в актовой записи о рождении ребенка записать их в качестве родителей.

 

В судебных заседаниях заявители поддержали свое заявление в полном объеме.  Дали пояснения, аналогичные изложенным в заявлении. Представитель заявителей адвокат Аликина Е.А. просила заявление удовлетворить, указывая, что заявителями представлен полный объем документов, требуемых статьей 271 ГПК РФ, надлежащим образом оформленных и соответствующих Рекомендациям Специальной Комиссии по практическому применению Конвенции об апостиле от 2003 года. Также выполнены все указания, изложенные в определениях суда, с поправкой на то, что некоторые указания суда по апостилизации документов не соответствуют Рекомендациям Специальной Комиссии.

 

Представитель органа опеки и попечительства – Управления образования мэрии города Ульяновска Т*** Н.П. просила заявление удовлетворить, так как усыновление отвечает интересам ребенка.

 

Представитель Департамента образования Ульяновской области – главный специалист Департамента Ж*** И.А. просила рассмотреть дело в ее отсутствие.

 

Привлеченные к участию в деле: мать ребенка Р*** М.Н., Г*** А.В. (записан отцом ребенка, но свое отцовство отрицает), дедушка Г*** В.Г., бабушка Г*** А.А., тетя В*** Л.В. просили рассмотреть дело в их отсутствие. Подтвердили свой отказ от взятия ребенка на воспитание, против усыновления не возражают.

 

Выслушав заявителей, их представителя адвоката Аликину Е.А.;  исследовав материалы дела; заслушав заключение прокурора Балашовой Н.Н., считающей необходимым в удовлетворении заявления отказать; заключение представителя органа опеки Т*** Н.П., считающей усыновление соответствующим интересам ребенка, суд приходит к следующему.

 

В соответствии со статьей 124 Семейного кодекса Российской Федерации усыновление является приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей, усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей и только в их интересах с соблюдением требований абзаца третьего пункта 1 статьи 123 настоящего Кодекса, а также с учетом возможностей обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие. Усыновление детей иностранными гражданами допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам детей, независимо от гражданства и места жительства этих родственников.

 

Предусмотренные Семейным кодексом Российской Федерации ограничения в отношении возможности усыновления детей иностранными гражданами основаны на положениях статьи 21 Конвенции о правах ребенка от 20 ноября 1989 года, которой признано, что усыновление в другой стране может рассматриваться в качестве альтернативного способа ухода за ребенком, если ребенок не может быть передан на воспитание или помещен в семью, которая могла бы обеспечить его воспитание или усыновление, и если обеспечение какого-либо подходящего ухода в стране происхождения ребенка является невозможным.

 

Исследованными доказательствами установлено, что Г*** М*** А***, 20 января 2006 года рождения, является ребенком, утратившим родительское попечение, находится в Областном государственном образовательном учреждении для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, специальном (коррекционном) детском доме для детей с отклонениями в развитии «Дом детства». Мать ребенка Р*** М*** Н*** 16 февраля 2006 года дала письменное согласие  на усыновление. Г*** А*** В***, записанный в качестве отца ребенка, также дал согласие на усыновление. В предварительном судебном заседании он пояснял, что не является отцом ребенка, так как за два года до его рождения перестал совместно проживать с Р*** М.Н. (ранее Г***). У М*** есть сестра и брат. Брат проживает с дедушкой и бабушкой Г***ми, а сестра, вероятно, с матерью.  Устроить ребенка в семью родственников не представилось возможным, так как они отказались взять М*** на воспитание из-за тяжелого материального положения. Бабушка и дедушка Р***вы В.Н., Н.О., дядя Р*** С.Н. отказались взять М*** на воспитание по той же причине.

 

Сведения о Г*** М*** находятся в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, с 17 апреля 2006 года.

 

По информации Министерства образования и науки Российской Федерации  от 20 апреля 2007 года (том 2 л.д. 10) за период нахождения сведений о ребенке на учете в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, не представилась возможность передать его на воспитание в семьи граждан Российской Федерации.

 

Согласно статье 165 Семейного кодекса РФ при усыновлении на территории Российской Федерации иностранными гражданами ребенка, являющегося гражданином Российской Федерации, должно применяться не только законодательство государства, гражданином которого является усыновитель, но и в целях защиты прав и интересов усыновляемого ребенка должны соблюдаться требования российского законодательства: статей 124-126, статьи 127 (за исключением абз.8 пункта 1), статей    128 и 129, статьи 130 (за исключением абз.5), статей 131-133 Семейного кодекса РФ с учетом положений международного договора Российской Федерации о межгосударственном сотрудничестве в области усыновления детей.

 

Таким образом, усыновление в данном случае несовершеннолетнего Г*** М***, являющегося гражданином Российской Федерации, гражданами Германии - супругами Х*** Х*** и К*** - должно производиться как с соблюдением требований иностранного законодательства, так и российского законодательства.

 

Статьей 271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрен перечень документов, которые должны быть приложены к заявлению об усыновлении. Некоторые из представленных заявителями документов не отвечают требованиям статьи 271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и не могут быть приняты в качестве допустимых доказательств.

 

Так, статьей 271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрено, что иностранными заявителями должно быть представлено заключение компетентного органа государства, гражданами которого они являются, об условиях их жизни и о возможности быть усыновителями.

 

В материалах дела имеется «Отчет о пригодности семьи к усыновлению» (здесь и далее документы называются так, как они названы в переводе на русский язык, взятие названий в кавычки вызвано тем, что имеет место интерпретация фраз переводчиком) от 10 апреля 2007 года (том 1 л.д. 55-71 с переводом). Также имеется «Подтверждение об утверждении заявителей в качестве приемных родителей» от 09 апреля 2007 года (том 1 л.д. 79-84 с переводом). Оба документа исполнены на бланках с логотипом «Global adoption Germany Help for Kids e.V» («Глобал Адопшн Джомани. Хелп фор Кидз е.V. Лицензированное агентство по международному усыновлению – Российская Федерация, Украина и Болгария». «Отчет» содержит штамп «Глобал Адопшн Джомани – Хелп фор Кидз е.V.», а «Подтверждение» содержит круглую печать Агентства.

 

«Подтверждение об утверждении заявителей в качестве приемных родителей»  от 09 апреля 2007 года дано до составления «Отчета» от 10 апреля 2007 года, что противоречит не только хронологической последовательности событий, но и законодательству России и Германии.

 

В соответствии со статьей 271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в суд представляется заключение компетентного органа государства, гражданами которого являются усыновители, об условиях их жизни и о возможности быть усыновителями.

 

В соответствии с Законом Германии по регулированию правовых вопросов в области международного усыновления и по дальнейшему развитию посреднического права, а также Закону Германии о посредничестве при усыновлении составляется отчет о результатах исследования, в котором говорится о правомочности и пригодности кандидатов в приемные родители, а также об особенностях ребенка, для усыновления которого они подходят.

 

Учитывая изложенное, следует вывод, что отчет является первичным документом, а заключение о пригодности для международного усыновления, - вторичным документом, который составляется на основе отчета.

 

В данном случае все выглядит наоборот, что ставит под сомнение, как «Отчет», так и «Подтверждение».

 

«Отчет» не содержит в себе указания на то, что он утвержден полномочным должностным лицом Агентства, в отчете имеется лишь штамп Агентства.

 

Анализируя содержание «Подтверждения об утверждении заявителей в качестве приемных родителей», следует сделать вывод, что это утверждение вообще не содержит в себе указания о том, на основании какого отчета оно выдается; не указана дата какого-либо отчета; не указана дата каких-либо проведенных мероприятий по проверке и обследованию условий жизни семьи заявителей.

 

Учитывая, что немецкое законодательство, а также Конвенция о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления от 29 мая 1993 года, которую Германия ратифицировала и которой руководствуется в своем национальном законодательстве, требуют, чтобы в отчете о признании заявителей пригодными для международного усыновления указывался конкретный ребенок и данные о нем, то следует вывод, что на 09 апреля 2007 года нет никакого обоснования о пригодности заявителей к усыновлению Г*** М***, так как на 09 апреля 2007 года отчета не было.

 

Также следует отметить, что текст «Подтверждения об утверждении» изложен формально, состоит всего из одного абзаца, начинающегося словами «Данные приемные родители…» и до «…не было аннулировано». Далее следуют данные о ребенке. Содержание указанного абзаца никоим образом не характеризует заявителей и не дает о них никакого представления в том смысле, который подразумевается для возможности их оценки как личностей в социальном и психологическом плане. Установлено, что супруги Х*** являются бездетной парой. Поэтому указание в «Подтверждении об утверждении» о том, что они не лишались родительских прав, не ограничивались судом в их осуществлении, не уклонялись ни от какой ответственности по опеке, никакое усыновление по их вине не было аннулировано, - не только не имеет к ним отношения, но и является некорректным по отношению к самим заявителям, поскольку эти граждане никогда не имели детей.

 

Суд считает такое составление «Подтверждения об утверждении» недопустимым и не может принять этот документ в качестве доказательства, влекущего удовлетворение заявления об усыновлении.

 

После указания в «Подтверждении об утверждении» данных о ребенке следует еще один абзац текста, а также обязательство о постусыновительном контроле и предоставлении подтверждения о постановке ребенка на консульский учет.

 

Данный фрагмент (абзац) также свидетельствует о формальном изложении текста «Подтверждения об утверждении», поскольку не содержит никакой конкретики, относящейся к семье заявителей.

 

Сопоставляя и анализируя рассматриваемое «Подтверждение об утверждении», составленное для семьи Х***, с «Подтверждениями об утверждении», данными этим же Агентством в отношении других граждан Германии, желающих усыновить ребенка (том 2 л.д. 206-219), можно сделать вывод, что «Подтверждение об утверждении» супругов Х*** составлено по шаблону, изменены только анкетные данные супругов и данные усыновляемого ребенка.

 

Данное обстоятельство позволяет суду вторично сделать вывод, что заключение, которое бы соответствовало тому смыслу  и предназначению, придаваемому заключениям российским и немецким законодательством, в суд не представлено.

 

Представленные в материалах дела документы не подтверждают того обстоятельства, что Агентство «Глобал Адопшн Джомани. Хелп фор Кидз. е V.» является компетентным в области международного усыновления органом и наделено правом по составлению отчетов об условиях жизни семьи и дачу заключений о пригодности семьи в качестве усыновителей, а также на осуществление постусыновительного контроля, - применительно к обстоятельствам рассматриваемого дела.

 

Делая такой вывод, суд исходит из следующего. Заявители и их представитель настаивают, что Агентство «Глобал Адопшн Джомани. Хелп фор Кидз. е V.» является лицензированным агентством по международному усыновлению, имеющим разрешение на осуществление деятельности на всей территории Германии. По мнению суда, доказательства в подтверждение этого довода не представлены.

 

В соответствии с Законом Германии о посредничестве при усыновлении (параграф 4) усыновительное агентство должно быть лицензированным, то есть иметь лицензию, а также иметь особое разрешение.

 

В деле (л.д. 85-86 том 1) имеется документ, поименованный как «Лицензия». Однако при ознакомлении и исследовании этого документа следует вывод, что данный документ ни по форме, ни по содержанию лицензией не является. Этот документ изложен в виде сообщения по результатам переписки, что подтверждается такими фразами, как «номер дела (пожалуйста, указывать в ответных письмах)»; «заявление на выдачу»; «Вы получаете»; «Мы просим Вас оказывать всяческую поддержку Агентству»; «С дружеским приветом»; «по поручению».

 

По этим же причинам суд не соглашается с доводами о том, что рассматриваемый документ является разрешением на осуществление деятельности в области международного усыновления.  Это, условно называемое, разрешение дано без указания номера, без срока действия, подписано социальным работником, не указана юрисдикция этого разрешения.

 

Германия является федеративным государством, состоящим из 16 федеральных земель. Заявители не проживают на территории Земли Гессен, печать Министерства по социальным вопросам которой проставлена на рассматриваемом документе.

 

Доказательства того, что Землей Северный Рейн-Вестфалия (где проживают заявители) признано действие этого разрешения на своей территории, не представлены.

 

Документ (л.д. 91-92 том 1), именуемый «Официальное признание агентства», полномочия Агентства не подтверждает. Из него усматривается, что документ также изложен в виде сообщения, причем выдан в качестве оригинала, чего не могло бы быть, если бы это была лицензия или особое разрешение, которое дается Агентству. В тексте этого документа имеется ссылка на то, что Агентство имеет и лицензию от 16 сентября 2002 года, и разрешение. Однако эти документы в суд не представлены, а сообщение не может заменить собой ни лицензию, ни разрешение. Рассматриваемый документ исходит от организаций двух федеральных Земель: Земли Гессен и Земли Рейнланд-Пфальц. Однако заявители не проживают на территории этих Земель.  Создание двумя ведомствами Земель Гессен и Рейнланд-Пфальц Центрального управления по усыновлению не влияет на результат рассмотрения дела, так как не подтверждает распространение своей юрисдикции на другие Земли. Фраза о том, что Агентство может осуществлять свою деятельность на территории всех федеральных Земель, не подтверждена нормативными правовыми актами.

 

О юридической привязке к месту жительства говорится в законодательстве Германии: Законе по регулированию правовых вопросов в области международного усыновления и по дальнейшему развитию посреднического права, Законе о совместной работе в области усыновления и о запрете работы по отношению к суррогатным матерям, Законе о посредничестве в усыновлении.

 

Сообщение (л.д.196 -197 том 1) не является нормативным правовым актом, подтверждающим право Агентства. Из этого сообщения можно усмотреть вывод, что Земля Рейнланд Пфальц признает лицензию, выданную Землей Гессен, и что Центральные управления по усыновлению этих Земель создали единое Центральное управление по усыновлению.

 

Представленное в суд «Удостоверение» от 19 июля 2007 года ( л.д.188-189 том 2), содержащее печать Федерального ведомства юстиции 15 и логотип Центрального федерального управления по международному усыновлению, также не подтверждает то, что Агентство уполномочено осуществлять свою деятельность на территории всех федеральных Земель. Более того, в этом «Удостоверении» не содержится указания на дату выдачи лицензии (разрешения); не указано должностное положение лица, подписавшего документ.  Текст «Удостоверения» содержит противоречие в том, что в предыдущих документах говорится, что лицензия Агентству выдавалась ведомством Земли Гессен, а в этом документе говорится о лицензии, выданной Центральным управлением по усыновлению двух Земель Гессен и Рейнланд Пфальц.

 

Кроме того, указанное «Удостоверение» не является допустимым доказательством, так как оформлено в нарушение требований Конвенции от 05 октября 1961 года, отменяющей требования легализации иностранных официальных документов. Апостиль не содержит печати.

 

Представленная выписка из реестра агентств (том 2 л.д. 179) не содержит в себе никакой доказательственной базы для данного дела.

 

Пояснения заявителей и их представителя о том, что заявители были одобрены в качестве усыновителей государственным органом в Германии, о чем косвенно свидетельствует «Предварительное согласие для предъявления в посольство ФРГ в Москве» (л.д. 204-205 том 1), являются несостоятельными. Данный документ был представлен во исполнение определения суда для подтверждения наличия разрешения Земли, где проживают заявители, на въезд усыновляемого ребенка для постоянного проживания.

 

Кроме того, следует учесть, что если бы заявители признавались пригодными для усыновления государственным органом, то не было бы необходимости обращения в Агентство.

 

В соответствии с законодательством Германии, а также Конвенцией о защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления 1993 года (указание в решении суда на данную Конвенцию связанно именно с тем, что Германия ею руководствуется в области международного усыновления) функции по международному усыновлению являются государственными функциями. Органы, уполномоченные государством на осуществление этой деятельности, приравнены по функциям к государственным органам. В связи с этим довод о том, что «Отчет» и «Подтверждение об утверждении» апостилизированы надлежащим образом, суд находит несостоятельным. В противном случае отчеты и заключения, сделанные Агентством, являются неофициальными (частными) документами, чего не может быть, если Агентство выполняет государственные функции в области международного усыновления.  Учитывая, что в этих документах апостилизирована подпись нотариуса, а отчет к тому же вообще не утвержден должностным лицом Агентства, то нельзя признать, что апостиль удостоверяет подпись и качество, в котором выступало лицо, подписавшее документ.

 

В соответствии с Законом Германии о посредничестве в усыновлении полномочиями для работы в области международного усыновления обладают: 1. центральные службы усыновления при управлениях по делам молодежи земель; 2. службы по работе в области усыновления при местных управлениях по делам молодежи, если от центральной службы усыновления при управлении по делам молодежи земли ими получено разрешение осуществлять такую деятельность, совместно с одним или несколькими конкретными государствами или в отдельных случаях; 3. лицензированное агентство международного усыновления в пределах данного ему разрешения; 4. признанная иностранная организация.

 

В соответствии с Законом Германии по регулированию правовых вопросов в области международного усыновления и по дальнейшему развитию посреднического права предусмотрена посредническая деятельность агентств по международному усыновлению (раздел 2 Закона). Однако этот раздел, как указывается в разделе 4 Закона,  применяется по отношению к государствам- участникам Конвенции 1993 года, если Конвенция в отношениях между ФРГ и государством-участником Конвенции вступила в силу.

 

Российская Федерация не ратифицировала указанную Конвенцию.

 

Поскольку не представлены доказательства того, что Агентство Глобал Адопшн Джомани Хелп фор Кидз является лицензированным агентством по международному усыновлению (не представлены ни лицензия, ни специальное разрешение); также не представлены доказательства того, что в случае, если это Агентство является посреднической службой при местных управлениях земельных ведомств, то распространяет свое действие и на Землю Северный Рейн-Вестфалия; а также с учетом раздела 4 Закона Германии по регулированию правовых вопросов в области международного усыновления и по дальнейшему развитию посреднического права (в отношении лицензированного агентства по международному усыновлению), - у суда нет оснований для удовлетворения заявления.

 

Также основанием для отказа в удовлетворении заявления является то, что не все представленные в дело документы отвечают требованиям статьи 271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также Конвенции от 05 октября 1961 года, отменяющей требования легализации официальных иностранных документов.

 

В частности, апостили не содержат в себе указания о том, что документами являются копии (том 1 л.д. 25, 41-47, 106-115,  85-87, 171,  229-239, том 2 л.д. 182-184).

 

Представлены документы, где печать стоит за пределами апостиля: том 1 л.д. 100, 115.     

 

Документ – копия семейной книги ( том 1 л.д. 171) содержит апостиль, который проставлен на самом документе, не на свободной его части, расположен над подписью и печатью, которых заверяет.

 

По шести документам апостили не имеют формы квадрата стороной не менее 9 см.

 

Довод представителя заявителей о том, что все документы оформлены правильно, а требования суда противоречат Рекомендациям Специальной Комиссии по практическому применению Конвенции об Апостиле от 2003 года, суд отклоняет по следующим основаниям.

 

Заключения и рекомендации, одобренные Специальной Комиссией по практическому применению Гаагских Конвенций «Об отмене требований легализации иностранных официальных документов», «О получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам»» и «О вручении за границей судебных или внесудебных документов по гражданским или торговым делам» от 28 октября-04 ноября 2003 года  - являются рекомендательными положениями, устанавливающими желательную, целесообразную модель поведения, но не обязывая следовать ей.  Эти рекомендации не порождают для субъектов международного права конкретных  прав и обязанностей, они не имеют для государств юридически обязательной силы.

 

Суд не обязан руководствоваться этими Рекомендациями, так как в соответствии со статьей 15 Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы России являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации.  Рекомендации специальных комиссий, как было указано ранее, такими нормами не являются. 

 

Кроме того, следует учесть, что Российская Федерация в лице своих представителей участвовала в работе Комиссии в 2003 году, то есть тогда, когда еще не были известны многочисленные негативные факты, связанные с актами международного усыновления.

 

Мнение органа опеки и попечительства, который дал положительное заключение для удовлетворения заявления об усыновлении, оценивается судом в совокупности с другими доказательствами  по делу. Заключение органа опеки базируется на представленных заявителями документах. По мнению суда, усыновление может соответствовать интересам ребенка не только тогда, когда усыновители не судимы, имеют жилье и доход, но тогда, когда они представили допустимые, надлежащим образом оформленные доказательства. Не может отвечать интересам ребенка усыновление, если не представлены доказательства компетентности того органа, который оценивал заявителей на предмет пригодности для международного усыновления. А также, если заключение о пригодности не основано на отчете об условиях жизни семьи и дано формально.

 

При вынесении данного решения суд принимает во внимание и то обстоятельство, что сама постановка заявителей на учет в качестве усыновителей была произведена с нарушением требований, предусмотренных постановлением Правительства РФ от 04 апреля 2002 года № 217 «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и осуществлении контроля за его формированием и использованием» (с последующими изменениями).

 

В пункте 20 раздела 4 постановления указан тот перечень документов, который должен представляться иностранными гражданами, желающими усыновить ребенка. Все документы в соответствии с пунктом 23 постановления, а также статьей 271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, должны быть легализованы в установленном порядке, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации или международным договором Российской Федерации, переведены на русский язык, подпись переводчика должна быть удостоверена в консульском учреждении или дипломатическом представительстве Российской Федерации в государстве места жительства гражданина Российской Федерации, постоянно проживающего за пределами Российской Федерации, иностранного гражданина или лица без гражданства, либо нотариусом на территории Российской Федерации.

 

Под установленным порядком подразумевается соответствие документов требованиям Гаагской конвенции от 05 октября 1961 года.

 

Однако представленные в Департамент образования документы содержали апостиль, не имеющий формы квадрата стороной не менее 9 см.; кроме того, подтверждение о месте работы и заработке заявительницы содержало апостиль, не имеющий печати и совершенно не соответствующий образцу, приложенному к Конвенции от 05 октября 1961 года.

 

Медицинские заключения не соответствовали требованиям, предусмотренным приказом Министерства здравоохранения РФ от 10 сентября 1996 года № 332.

 

Указанное выше постановление Правительства РФ в перечне представляемых документов предусмотрело копию лицензии или иного документа иностранной организации, подтверждающей полномочия компетентного органа по подготовке документов.

 

При ознакомлении с пакетом документов усматривается, что в Департамент образования была представлена копия только первого листа того документа, который в переводах поименован как «Лицензия». Этот лист не содержал, соответственно, ни печати, ни подписи.

 

Кроме того, представляемые документы не должны содержать подчисток либо неоговоренных исправлений. Вместе с тем такие документы, как: заявление о поиске детей для усыновления, информация на заявителя и информация на заявительницу содержали подчистки и исправления в графе о пожеланиях в части  возраста усыновляемого ребенка либо детей.

 

Учитывая все вышеизложенное, суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении заявления об усыновлении.

 

Руководствуясь статьёй 274, статьями 273, 197, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судья

 

Р Е Ш И Л :

 

В удовлетворении заявления граждан Германии супругов Х*** Х*** и Клаудии об усыновлении Г*** М*** А***, 20 января 2006 года рождения, - отказать.

 

На решение могут быть поданы кассационные жалобы и кассационное представление в Верховный Суд Российской Федерации через Ульяновский областной суд в течение 10 дней.

 

Судья:                                                      Королёва А.В.