Меню Содержимое
Ульяновский областной суд



Судебный акт Печать
О взыскании материального ущерба, причиненного в результате ДТП
Документ от 12.11.2019, опубликован на сайте 18.11.2019 под номером 84579, 2-я гражданская, о взыскании материального ущерба, причиненного в результате ДТП, РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Грачева Т.Л.                                                                            Дело № 33-4468/2019

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

город Ульяновск                                                                                  12 ноября 2019 года                                                                                

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Маслюкова П.А.,

судей Мирясовой Н.Г., Калашниковой Е.В.,

при секретаре Шумеевой Е.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Половова Георгия Владимировича на решение Ленинского районного суда города Ульяновска от 30 апреля 2019 года по делу № 2-1334/2019, по которому, с учетом определения того же суда от 19 июля 2019 года об исправлении описки, постановлено:

исковые требования Шурупова Алексея Николаевича к СПАО «РЕСО-Гарантия», Половову Георгию Владимировичу удовлетворить частично. 

Взыскать в пользу Шурупова Алексея Николаевича с СПАО «РЕСО-Гарантия» страховое возмещение в сумме 20 400 руб., неустойку за период с 27 сентября 2018 года по 30 апреля 2019 года в сумме 4000 руб. компенсацию морального вреда в сумме 2000 руб., расходы на оценку в сумме 885 руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме 675 руб., штраф 3000 руб.

Взыскивать в пользу Шурупова Алексея Николаевича с СПАО «РЕСО-Гарантия» неустойку в размере 1 процент за каждый день просрочки, начиная с 1 мая 2019 года до дня фактического исполнения страховщиком обязательства (выплаты             20 400 руб.).

Взыскать в пользу Шурупова Алексея Николаевича с Половова Георгия Владимировича материальный ущерб в сумме 89 900 руб., возврат госпошлины в сумме 1407 руб. 95 коп., расходы на оценку в сумме 2945 руб., расходы на оплату услуг представителя в сумме 2325 руб.

В остальной части иска отказать.

Взыскать в пользу ООО «Экспертно-криминалистический центр «Норма» расходы на производство экспертизы с СПАО «РЕСО-Гарантия»  в сумме  4275 руб., с Половова  Георгия Владимировича в сумме 14 725 руб.

Взыскать с СПАО «РЕСО-Гарантия» в доход местного бюджета государственную пошлину в сумме 1232 руб.

Взыскать с Половова Георгия Владимировича  в доход местного бюджета  государственную пошлину  в сумме 1489 руб. 05 коп.

Заслушав доклад председательствующего, пояснения ответчика Половова Г.В. и его представителя Безгузова А.В., поддержавших доводы апелляционной жалобы, заслушав представителя СПАО «РЕСО-Гарантия» Григорьеву Е.П., поддержавшую доводы жалобы ответчик Половова Г.В. в части, а также пояснения истца Шурупова А.Н., полагавшего решение законным и обоснованным, судебная коллегия

 

установила:

Шурупов А.Н. обратился в суд с иском, уточненным в ходе рассмотрения дела в районном суде, к страховому публичному акционерному обществу (СПАО) «РЕСО-Гарантия», Половову  Г.В. о взыскании материального ущерба.

В обоснование заявленных требований истец указал, что является собственником автомобиля марки Nissan X-Trail, государственный регистрационный знак ***. Данный автомобиль был поврежден в результате дорожно-транспортного происшествия (ДТП), происшедшего 10 сентября 2018 года на  проспекте Нариманова в г. Ульяновске, в результате наезда на его транспортное средство автомобиля марки «Лада Ларгус», под управлением ответчика Половова Г.В., который является виновником этого происшествия.

Его (истца) гражданская ответственность по договору обязательного страхования (ОСАГО) не была застрахована, ответственность водителя Половова Г.В.  на момент ДТП была застрахована в СПАО «РЕСО-Гарантия».

Страховая компания СПАО «РЕСО-Гарантия», признав данный случай страховым, произвела выплату возмещения вреда лишь в части, в размере 72 300 руб., тогда как действительный размер ущерба, по заключению независимого оценщика, существенно выше.

Истец, указывая на данные обстоятельства, просил суд взыскать со страховой компании возмещение вреда в части стоимости восстановительного ремонта транспортного средства с учетом износа в размере 20 400 руб., неустойку за период с 27 сентября 2018 года по 2 апреля 2019 года в размере 38 148 руб., неустойку за период с 3 апреля 2019 года в размере 1 % в день от суммы страхового возмещения в размере 20 400 руб. по день фактического исполнения решения суда, штраф, компенсацию морального вреда в размере 20 000 руб.; взыскать с причинителя вреда - ответчика Половова Г.В. компенсацию причиненного ему материального ущерба в размере 89 900 руб. Также истец просил взыскать с ответчиков расходы на юридические услуги в размере 5000 руб., на оплату независимой экспертизы в размере 3800 руб., с Половова Г.В. расходы на оплату госпошлины в размере 1407 руб. 95 коп.

Рассмотрев заявленные истцом требования по существу, суд постановил вышеприведенное решение.

В апелляционной жалобе ответчик Половов Г.В. просит отменить постановленное по делу решение в связи с неверным определением фактических обстоятельств дела, а также неправильным применением норм материального права и оставить заявленные истцом требования без удовлетворения.

Автор жалобы считает, что его вина, как участника ДТП от 10 сентября 2018 года, не установлена, нарушение скоростного режима по п. 10.1 ПДД РФ ему (ответчику Половову Г.В.) не может быть вменено, поскольку в возбуждении дела об административном правонарушении органами ГИБДД РФ было отказано. Напротив, сам истец виновен в рассматриваемой дорожной ситуации, он  в нарушение п. 10.5 ПДД РФ перед столкновением совершил резкое торможение и в нарушение п. 12.2 ПДД РФ остановился в среднем ряду трехполосной проезжей части. Учитывая расстояние между автомобилями, двигавшимися в плотном потоке, а также неработающие на автомобиле истца стоп-сигналы, указывает, что он не имел возможности избежать столкновение с автомобилем истца.

Обращает внимание на то, что автомобиль истца Nissan X-Trail, 2002 года выпуска, никогда не проходил технический осмотр на территории РФ, не имеет  идентификационного номера (VIN), модели, номера двигателя. Учитывая состояние данного автомобиля, автор жалобы полагает, что истец не имел права его эксплуатировать. На территории РФ автомобиль истца находился лишь с 2013 года, в связи с чем, отмечает, что невозможно отследить его участие в других ДТП. Считает, что автомобиль истца имел многочисленные доаварийные повреждения и следы коррозии. В результате происшествия не были повреждены какие-либо детали, имеющие значение для безопасного движения автомобиля, в связи с чем не имеется крайней необходимости в их замене на новые, оригинальные запчасти.

Кроме этого, считает, что заключение проведенной по делу судебной экспертизы имеет многочисленные недостатки: эксперт необоснованно включил в расчет стоимости восстановительного ремонта автомобиля его боковину и бампер, поврежденные в другом ДТП, использовал акт осмотра поврежденного автомобиля от 7 сентября 2018 года, тогда как ДТП произошло 10 сентября, не указал используемые источники (литературу), нарушил положения Методики производства расчета ущерба от ДТП, утвержденные Министерством Юстиции РФ. Считает, что определенная судом стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца в размере 212 691 руб. 48 коп., при стоимости самого автомобиля в размере 200 000 руб., фактически указывает на полную гибель данного транспортного средства, соответственно, определенная к взысканию сумма приведет к неосновательному обогащению истца.

Также отмечает, что при увеличении исковых требований истцом в нарушение требований процессуального закона не была дополнительно оплачена государственная пошлина.

В соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ судебная коллегия проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив соответствие выводов суда имеющимся в материалах дела доказательствам и правильность применения судом норм материального и процессуального права при вынесении решения, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

В соответствии с ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Таких оснований для отмены обжалуемого ответчиком Полововым Г.В.  судебного решения в апелляционном порядке по доводам его жалобы не установлено.

Согласно ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

По общему правилу, предусмотренному в п. 2 ст. 1064 ГК РФ, лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

Для возникновения деликтных обязательств необходимо установить факт причинения вреда, вину лица, обязанного к возмещению вреда, противоправность поведения этого лица и юридически значимую причинную связь между поведением указанного лица и наступившим вредом.

Презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик.

Потерпевший (в данном случае истец) представляет доказательства, подтверждающие факт причинения ущерба, размер причиненного ущерба, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.

Пунктом 1 ст. 1079 ГК РФ предусмотрено, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 ст. 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

В силу положений ст. 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре, предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п., или возместить причиненные убытки (п. 2 ст. 15).

Положениями Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее - Закон об ОСАГО) предусмотрено обязательное страхование риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств на случай причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства.

Статьей 12 Закона об ОСАГО установлено, что потерпевший вправе предъявить страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортного средства, в пределах страховой суммы, установленной данным Федеральным законом, путем предъявления страховщику заявления о страховой выплате или прямом возмещении убытков и документов, предусмотренных правилами обязательного страхования.

Как следует из п. 18 «б» указанной статьи, размер подлежащих возмещению страховщиком убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется в случае повреждения имущества потерпевшего – в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая.

Исследованными по делу доказательствами установлено, что истцу Шурупову А.Н. на праве собственности принадлежит автомобиль марки Nissan X-Trail, государственный регистрационный знак ***, 2002 года выпуска.

Как объективно установлено по делу, 10 сентября 2018 года в 14 час. 30 мин. в районе д. 82 по проспекту Нариманова в г. Ульяновске произошло ДТП – водитель Половов Г.В. (ответчик по настоящему делу), управляя автомобилем марки «Лада Ларгус», государственный регистрационный знак ***, допустил наезд на автомобиль истца. В результате этого происшествия автомобиль истца получил механические повреждения.

В силу п. 1 ст. 927 ГК РФ страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком).

Гражданская ответственность истца, как владельца автомобиля марки Nissan X-Trail, по договору ОСАГО не была застрахована, ответственность водителя Половова Г.В.  застрахована в СПАО «РЕСО-Гарантия» (полис серии *** № ***).

Страховая компания СПАО «РЕСО-Гарантия», в которую истец обратился с заявлением о страховой выплате, признав заявленный случай страховым, 26 сентября 2018 года произвела выплату возмещения вреда лишь в части, в размере 72 300 руб.

Отказ страховой компании и причинителя вреда Половова Г.В. в возмещении понесенного истцом ущерба послужил основанием для его обращения в суд с настоящим иском.

Вышеприведенные обстоятельства рассматриваемых правоотношений, сторонами по делу, в том числе и ответчиком Полововым Г.В., не оспариваются.

Поскольку сторонами по настоящему делу не оспариваются установленные судом такие факты, как заключение договора страхования, фактические обстоятельства ДТП, а также обоснованность взыскания со страховой компании в пользу истца страхового возмещения, судебная коллегия считает необходимым проверить решение суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных ответчиком в апелляционной жалобе (ст. 327.1 ГПК РФ).

Согласно преамбулы Федерального закона об ОСАГО законодательство об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств регулирует исключительно данную сферу правоотношений и обязательства вследствие причинения вреда не регулирует, поскольку страховая выплата осуществляется страховщиком на основании договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и в соответствии с его условиями.

В то же время, названный Закон об ОСАГО не исключает применение на отношения между потерпевшим и лицом, причинившим вред, общих норм Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах из причинения вреда, в частности вышеприведенных статей 1064, 1079 ГК РФ.

Следовательно, потерпевший при недостаточности страховой выплаты на покрытие причиненного ему фактического ущерба вправе требовать возмещения ущерба за счет лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб, путем предъявления к нему соответствующего требования.

Верно оценив установленные по делу фактические обстоятельства, представленные в суд доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу в части причинения истцу Шурупову А.Н. материального ущерба, вызванного виновными действиями водителя Половова Г.В. при эксплуатации им личного автомобиля марки «Лада Ларгус», государственный регистрационный знак ***.

Суд с учетом приведенных выше норм права, а также выводов судебного эксперта, определил объем возмещения причинного истцу действительного вреда, обосновано определив к взысканию со страховой компании СПАО «РЕСО-Гарантия», а также с причинителя вреда Половова Г.В. суммы возмещения вреда, соответственно, в размере 20 400 руб. и 89 900 руб.

Оснований не соглашаться с вышеприведенными выводами районного суда, как и с расчетом действительного ущерба, не имеется.

Доводы, приведенные ответчиком в апелляционной жалобе, в части неверного определения судом действительно объема ремонтных работ, необходимого для восстановлению истцом своего автомобиля, а также в части злоупотребления истцом своими правами при заявлении требований о взыскании ущерба, превышающего стоимость самого автомобиля, как основанные исключительно на предположениях и на неверном толковании материального закона, являются несостоятельными и не могут повлечь отмену решения суда.

В силу закрепленного в вышеприведенной статье 15 ГК РФ принципа полного возмещения причиненных убытков лицо, право которого нарушено, может требовать возмещения расходов, которые оно произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, компенсации утраты или повреждения его имущества (реальный ущерб), а также возмещения неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В соответствии со статьей 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Приведенное гражданско-правовое регулирование основано на предписаниях Конституции Российской Федерации, в частности ее статей 35 (часть 1) и 52, и направлено на защиту прав и законных интересов граждан, право собственности которых оказалось нарушенным иными лицами при осуществлении деятельности, связанной с использованием источника повышенной опасности.

Применительно к рассматриваемому случаю, причинение вреда транспортному средству это означает, что в результате возмещения убытков в полном размере потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы его право собственности не было нарушено, т.е. ему должны быть возмещены расходы на полное восстановление эксплуатационных и товарных характеристик поврежденного транспортного средства.

Соответственно, при исчислении размера расходов, необходимых для приведения транспортного средства в состояние, в котором оно находилось до повреждения, и подлежащих возмещению лицом, причинившим вред, должны приниматься во внимание реальные, т.е. необходимые, экономически обоснованные, отвечающие требованиям завода-изготовителя, учитывающие условия эксплуатации транспортного средства и достоверно подтвержденные расходы, в том числе расходы на новые комплектующие изделия (детали, узлы и агрегаты).

Таким образом, надлежащим исполнением обязательств по возмещению причиненного имущественного вреда является возмещение причинителем вреда потерпевшему расходов на восстановление автомобиля в состояние, в котором он находился до момента дорожно-транспортного происшествия.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 23 июня 2015 года N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснил, что, применяя статью 15 ГК РФ, следует учитывать, что по общему правилу лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Возмещение убытков в меньшем размере возможно в случаях, предусмотренных законом или договором в пределах, установленных гражданским законодательством (п. 11).

При разрешении споров, связанных с возмещением убытков, необходимо иметь в виду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Если для устранения повреждений имущества использовались или будут использованы новые материалы, то за исключением случаев, установленных законом или договором, расходы на такое устранение включаются в состав реального ущерба полностью, несмотря на то, что стоимость имущества увеличилась или может увеличиться по сравнению с его стоимостью до повреждения. Размер подлежащего выплате возмещения может быть уменьшен, если ответчиком будет доказано или из обстоятельств дела следует с очевидностью, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления таких повреждений подобного имущества (п. 13).

Из анализа приведенных норм и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что защита права потерпевшего посредством полного возмещения вреда должна обеспечивать восстановление нарушенного права потерпевшего, но не приводить к неосновательному обогащению последнего. Возмещение потерпевшему реального ущерба не может осуществляться путем взыскания денежных сумм, превышающих стоимость поврежденного имущества, стоимость работ по приведению этого имущества в состояние, существовавшее на момент причинения вреда.

Согласно абз. 3 п. 5.3 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 10 марта 2017 года N 6-П), в силу вытекающих из Конституции Российской Федерации, в том числе ее статьи 55 (часть 3), принципов справедливости и пропорциональности (соразмерности) и недопустимости при осуществлении прав и свобод человека и гражданина нарушений прав и свобод других лиц (статья 17, часть 3) регулирование подобного рода отношений требует обеспечения баланса интересов потерпевшего, намеренного максимально быстро, в полном объеме и с учетом требований безопасности восстановить поврежденное транспортное средство, и лица, причинившего вред, интерес которого состоит в том, чтобы возместить потерпевшему лишь те расходы, необходимость осуществления которых непосредственно находится в причинно-следственной связи с его противоправными действиями.

В абз. 4 того же пункта указано, что уменьшение возмещения допустимо, если в результате возмещения причиненного вреда с учетом стоимости новых деталей, узлов, агрегатов произойдет значительное улучшение транспортного средства, влекущее существенное и явно несправедливое увеличение его стоимости за счет лица, причинившего вред.

При расчете ущерба, причиненного истцу в результате заявленного им события, суд первой инстанции обоснованно взял за основу не опровергнутое стороной ответчика заключение судебного эксперта ООО «Экспертно-криминалистический центр «Норма» № 20,21/19 от 21 апреля 2019 года, давшего заключение по размеру причинного истцу ущерба.

Согласно заключению данной экспертизы, стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца марки Nissan X-Trail, 2002 года выпуска, государственный регистрационный знак ***: согласно повреждениям, зафиксированным в акте осмотра транспортного средств №09225-2018 от 2 октября 2018 года, составленного ИП Н*** Д.Ю., в актах осмотра транспортного средства № 8, с учетом акта дополнительного осмотра транспортного средства от 18 сентября 2018 года, составленными ООО «К***», и установленным в ходе осмотра экспертом повреждениями, которые соответствуют представленным обстоятельствам ДТП от 10 сентября 2018 года, в ценах на дату ДТП, на основании Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, составляет с учетом износа 99 100 руб.

Судебный эксперт также пришел к выводу, что размер расходов, необходимых для приведения автомобиля истца марки Nissan X-Trail в состояние, в котором данное транспортное средство находилось до повреждения в ДТП от 10 сентября 2018 года, составляет 212 691 руб. 48 коп.

При этом эксперт, как следует из описательной части экспертизы, принял во внимание реальные расходы, т.е. необходимые, экономически обоснованные, отвечающие требованиям завода изготовителя, учитывающие условия эксплуатации транспортного средства и достоверно подтвержденные, в том числе и расходы на новые комплектующие изделия (детали узлы и агрегаты), в ценах на дату ДТП, с учетом изменения стоимости запасных частей соответственно изменение курса доллара США.

Оснований сомневаться в правильности и обоснованности названного заключения не имеется. Размер ущерба подтвержден совокупностью собранных по делу доказательств, отвечающих требованиям относимости, допустимости, разумной степени достоверности.

Доводы, приведенные ответчиком Полововым Г.В. в апелляционной жалобе, в части нарушений порядка и процедуры производства вышеприведенной судебной экспертизы, являются несостоятельными и не могут повлечь отмену решения суда.

Судебная коллегия признает, что экспертиза по настоящему гражданскому делу была назначена судом в соответствии со ст. 79 ГПК РФ для разрешения вопросов, требующих специальных познаний; эксперты предупреждались судом об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения; оснований сомневаться в компетентности экспертов и достоверности судебной экспертизы у суда не имелось.

Заключение экспертизы соответствует статье 86 ГПК РФ, содержит подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Заключение судебной экспертизы, которое внутренне согласовано со всеми другими доказательствами по делу, оценивалось судом первой инстанции в совокупности с другими представленными в деле доказательствами.

Данных, указывающих на неверность либо ошибочность произведенного экспертом расчета ущерба по делу ответчиком не представлены, как и не были им представлены данные, указывающие, что существует иной более разумный и распространенный в обороте способ исправления повреждений на автомобиле истца.

Вопреки выраженному в жалобе мнению ответчика Половова Г.В. о произошедшей полной гибели транспортного средства истца, судебная коллегия данного обстоятельства не усматривает, поскольку стоимость восстановительного ремонта автомобиля без учета износа в размер 212 691 руб. 48 коп. (л.д. 243 т. 1) не превышает его рыночной стоимости, равной 370 000 руб. (л.д. 44 т. 2).

Несогласие ответчика с судебной экспертизой, как и приведенный в жалобе довод о нарушении экспертом положений Методики Минюста при расчете суммы восстановительного ремонта судебной, не может служить основанием для отмены решения суда, поскольку данные доводы и сомнения основаны исключительно предположениях и на неверном толковании норм права.

Проводивший исследование эксперт имел необходимые специальные знания и опыт работы, был допрошен в судебном заседании, полностью подтвердил и обосновал изложенные в заключении выводы, признанные допустимым доказательством по делу. 

Доказательств обратного суду апелляционной инстанции стороной ответчика не представлено.

Доводы апелляционной жалобы Половова Г.В. о том, что размер подлежащего истцу возмещения должен быть уменьшен, судебной коллегией отклоняются, поскольку в соответствии со статьей 15 ГК РФ истец имеет право на полное возмещение причиненных ему убытков.

Довод жалобы о выраженном в суде первой инстанции намерении истца при ремонте автомобиля использовать бывшие в употреблении детали правового значения по делу не имеет, о неосновательном обогащении истца не свидетельствует, а потому также не может служить основанием к отмене состоявшегося по делу решения.

Суждение об отсутствии неосновательного обогащения истца подробно изложено в решении. Экспертным заключением размер ущерба был рассчитан свыше заявленной истцом суммы, вместе с тем суд обоснованно принял решение в пределах  заявленных требований. 

Статья 56 ГПК РФ обязывает каждую сторону доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений.

В ходе судебного разбирательства стороной ответчика не были представлены допустимые законом доказательства в подтверждение доводов своих возражений на иск о неверности вышеприведенных выводов судебного эксперта по размеру восстановительного ремонта автомобиля истца.

Не представлены такие доказательства и в судебную коллегию.

Довод, приведенный ответчиком Полововым Г.В. в апелляционной жалобе о его невиновности в рассматриваемом происшествии, а также в части неверного определения вины участников ДТП, отклоняются судебной коллегией как несостоятельные, противоречащие фактическим обстоятельствам дела.

Согласно имеющимся в деле пояснениям истца Шурупова А.Н., он двигался по пр. Нариманова со стороны остановки ул. Маяковского в сторону Парка Победы, увидел тормозящее впереди транспортное средство марки «ГАЗ» и тоже предпринял торможение, после чего почувствовал удар в заднюю часть автомобиля.

Действующий на основании доверенности от 5 марта 2019 года представитель Половова Г.В. – Безгузов А.В. суду первой инстанции пояснял, что Половов Г.В. следовал на своем автомобиле за автомобилем истца в плотном потоке транспортных средств, впереди идущий автомобиль истца резко затормозил, в это время светило яркое солнце, стоп сигналы водитель Половов Г.В. мог не увидеть.

Согласно материалов административного дела и справке о ДТП от 10 сентября 2018 года, нарушений ПДД РФ в действиях водителя Шурупова А.Н. не установлено, в действиях водителя Половова Г.В. существуют нарушения п. 10.1 ПДД РФ, в соответствии с которым водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения.

Судебная коллегия, с учетом анализа всех представленных по делу доказательств, соглашается с выводами суда первой инстанции в части определения вины в случившемся водителя Половова Г.В.

Вопреки доводам апелляционной жабы, доказательств виновности в ДТП от 10 сентября 2018 года истца Шурупова А.Н., материалы дела не содержат.

Довод жалобы в части неверного определения размера пошлины при увеличении исковых требований истцом, на правильность принятого судом решения не влияет.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела и постановил верное по существу решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Все доказательства по делу судом оценены в соответствии с правилами ст. ст. 55, 67 ГПК РФ. Оснований для их иной оценки судебная коллегия не усматривает.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели или могли привести к неправильному разрешению данного дела (в том числе и тех, на которые имеются ссылки в апелляционной жалобе – недопустимость рассмотрения уточненных требований истца), судом не допущено.

В силу изложенного, оснований к отмене решения суда по доводам, приведенным ответчиком в апелляционной жалобе, не имеется.

Руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

решение Ленинского районного суда города Ульяновска от 30 апреля 2019 года, с учетом определения того же суда от 19 июля 2019 года об исправлении описки, оставить без изменения, а апелляционную жалобу Половова Георгия Владимировича – без удовлетворения.

 

Председательствующий     

 

Судьи: