Меню Содержимое
Ульяновский областной суд



Судебный акт Печать
О возмещении ущерба от пролива
Документ от 22.10.2019, опубликован на сайте 24.10.2019 под номером 84120, 2-я гражданская, о возмещении ущерба, РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Родионова Т.А.                                                                          Дело № 33-4134/2019

 

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е   О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

город Ульяновск                                                                           22 октября 2019 года

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего  Камаловой Е.Я.,

судей Калашниковой Е.В., Рыбалко В.И., 

при секретаре  Шумеевой Е.Ю.

рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Самчук Валентины Андреевны на решение Засвияжского районного суда города Ульяновска от 20 мая 2019 года, с учетом определения того же суда от 29 июля 2019 года об исправлении описки по делу № 2-1227/2019, по которому постановлено:   

в удовлетворении исковых требований Акименко Татьяны Тимофеевны к Самчук Валентине Андреевне о возмещении ущерба, причиненного проливом жилого помещения, взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов - отказать.

Исковые требования Васильева Никиты Павловича к Самчук Валентине Андреевне о возмещении ущерба, причиненного проливом жилого помещения, удовлетворить частично.

Взыскать с Самчук Валентины Андреевны в пользу Васильева Никиты Павловича ущерб, причиненный проливом квартиры, находящейся по адресу: ***   в размере 71 425 рублей. 

В удовлетворении остальной части исковых требований  отказать.

Взыскать в пользу общества с ограниченной ответственностью «Экспертно-юридический центр» расходы по производству судебной строительно-технической экспертизы №76/19 с Самчук Валентины Андреевны – 6097 рублей, с Акименко Татьяны Тимофеевны – 1501,50 рублей и Васильева Никиты Павловича – 1501,50 рублей.

Заслушав доклад председательствующего, объяснения  Самчук В.А., представителя Самчук В.А.- Трушина В.Б., поддержавшего доводы апелляционной жалобы, представителя Акименко Т.Т. – Глянцева Ю.С., полагавшего решение законным и обоснованным, судебная коллегия

 

установила:

 

Акименко Т.Т. обратилась в суд с иском к Самчук В.А. о возмещении ущерба, причиненного проливом квартиры. 

В обоснование исковых требований  истица указала, что 28 января 2019 года произошло затопление квартиры ***, собственником которой является ее сын – Васильев Н.П. В указанном помещении она проживает на условиях договора найма жилого помещения.  Причиной затопления послужил лопнувший отопительный прибор в квартире № ***.  Согласно экспертному заключению общества с ограниченной ответственностью «ЦенСо» стоимость восстановительного ремонта составляет 106 288 руб. 88 коп. Просила суд взыскать с ответчика в свою пользу размер ущерба, причиненного в результате пролива квартиры в размере 106 228 руб. 88 коп., расходы на экспертное заключение в размере 4000 руб., компенсацию морального вреда в размере 10 000 руб. и расходы по оплате государственной пошлины в сумме 3404 руб. 58 коп.

Судом к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены: Васильев Н.П., Старостина Н.Л., в качестве соответчика - жилищный кооператив «Волжский» (ЖК «Волжский»).

В ходе судебного разбирательства процессуальное положение ЖК «Волжский» изменено с ответчика на третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора.

В ходе рассмотрения дела от третьего лица Васильева Н.П. поступили самостоятельные исковые требования о взыскании с ответчика ущерба, причиненного в результате пролива квартиры в размере 106 228 руб. 88 коп.

Рассмотрев заявленные требования по существу, суд принял вышеприведенное решение.

В апелляционной жалобе Самчук В.А. просит решение суда отменить, в удовлетворении исковых требований отказать в полном объеме.  

В обоснование  доводов жалобы указывает  на несогласие с экспертным заключением № 76/19 от 6 мая 2019 года. Полагает выводы эксперта необоснованными, а  заключение, выполненным с нарушением Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" N 73-ФЗ от 31 мая 2001 года.  Считает, что экспертом допущены ошибки процессуального характера, гносеологические ошибки, деятельностные (операционные) ошибки, в связи с чем данное заключение не может быть использовано в качестве доказательства по делу, и требуется назначение по делу новой экспертизы. Отмечает, что суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства о назначении дополнительной экспертизы. Заключением не установлена причинно-следственная связь выявленных повреждений с проливом, произошедшим 28 января 2019 года. Не обоснованы замена обоев, шпатлевка, грунтовка потолка, полы не имеют дефектов, не выявлена деформация настила, но в расчет экспертом включены расходы по настилу нового линолеума. Считает, что у суда первой инстанции отсутствовали основания для признания ее виновной в причинении вреда. Указывает, что радиатор в ее квартире не имел отключающего устройства, что относит его к общему имуществу собственников многоквартирного дома, на основании п.5 Правил содержания общего имущества. Поскольку  не установлен факт поломки общего имущества, чугунной батареи, по  ее вине, а  в ее обязанность не входит  содержание общего имущества дома в надлежащем состоянии, у суда первой инстанции не имелось оснований для признания ее виновной в причинении вреда.

В возражениях на апелляционную жалобу представитель Акименко Т.Т. – Глянцев Ю.С. просит решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.  

В возражениях на апелляционную жалобу ЖК «Волжский» доводы апелляционной жалобы в части несогласия Самчук В.А. с выводами эксперта и размером удовлетворенных исковых требований поддержал, в остальной части апелляционную жалобу считает необоснованной. 

Принимая во внимание, что лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела, судебная коллегия находит возможным рассмотреть дело в порядке, предусмотренном статьями 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в отсутствие неявившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Изучив материалы гражданского дела, обсудив доводы апелляционной жалобы,  проверив законность и обоснованность решения суда в пределах доводов жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда, принятого в соответствии с требованиями закона и фактическими обстоятельствами дела.

Из материалов дела следует, что собственником квартиры *** является Васильев Н.П.

Собственником вышерасположенной квартиры ***  является  Самчук В.А.

Судом установлено, что  28 января 2019 года в квартире *** произошел пролив из вышерасположенной квартиры № ***. В результате этого  квартира, принадлежащая третьему лицу Васильеву Н.П., была повреждена. Причиной пролива явилась разгерметизация чугунной батареи в квартире №***, состоящей из 11 секций, пять из которых  были установлены дополнительно. При этом батарея прикреплялась к стене на крюки – держатели на уровне 1-ой и 6-ой секций, остальные пять секций не  были прикреплены к стене. Под тяжестью воды и металла пять незакрепленных секций отломились от основной батареи, образовалась трещина.

Причина пролива Самчук В.А. при рассмотрении дела не оспаривалась.

Удовлетворяя частично исковое требование  третьего лица Васильева  Н.П. о возмещении материального ущерба, суд первой инстанции исходил из того, что  пролив принадлежащего ему жилого помещения произошел из вышерасположенной квартиры, собственницей которой является  ответчица,  по  вине последней.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах и установленных по делу обстоятельствах, соответствуют положениям действующего гражданского и жилищного законодательства.

Статьей 210 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

В силу части 3 статьи 30 Жилищного кодекса Российской Федерации собственник жилого помещения несет бремя содержания данного помещения и, если данное помещение является квартирой, общего имущества собственников помещений в соответствующем многоквартирном доме, а собственник комнаты в коммунальной квартире несет также бремя содержания общего имущества собственников комнат в такой квартире, если иное не предусмотрено федеральным законом или договором.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ).

Проанализировав исследованные в судебном заседании доказательства, суд первой инстанции обоснованно установил, что пролив квартиры третьего лица, заявляющего самостоятельные исковые требования, и, соответственно, причинение в результате этого материального ущерба, произошли по вине  ответчицы.

Не оспаривая факт пролива, за который ответственность несет ответчица, последняя  в апелляционной жалобе не соглашается с размером материального ущерба, установленным  судом на основании заключения судебной строительно-технической экспертизы (заключение № 76/19 от 6 мая 2019 года), выполненной  по поручению суда экспертом ООО «Экспертно-юридический центр» З*** Е.А.

Однако, проанализировав данное заключение судебной экспертизы, пояснения эксперта З*** Е.А., данные в суде первой инстанции, судебная коллегия приходит к выводу о том, что ссылки в апелляционной жалобе на несогласие с заключением подлежат отклонению.

У суда первой инстанции не имелось оснований не доверять заключению эксперта ООО «Экспертно-юридический центр», поскольку экспертиза проведена экспертом З*** Е.А., имеющей необходимые специальные знания и предупрежденной об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Само заключение содержит необходимые исследования и ссылки на нормативно-техническую документацию.

Судебная коллегия полагает, что заключение судебной экспертизы в полном объеме отвечает требованиям статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку содержит подробное описание произведенных исследований, сделанные в их результате выводы и ответы на поставленные вопросы; в обоснование выводов эксперт приводит соответствующие данные из предоставленных в его распоряжение материалов, указывает на применение методов исследований, основывается на исходных объективных данных.

Экспертом З*** Е.А. в судебном заседании  поддержаны выводы выполненной ею судебной экспертизы, даны исчерпывающие ответы на поставленные перед ней вопросы.

Экспертное заключение, пояснения эксперта З*** Е.А.  правомерно приняты судом первой инстанции как допустимые доказательства. Основания для сомнения в правильности заключения и в беспристрастности и объективности эксперта отсутствуют.

В силу изложенного доводы апелляционной жалобы, суть которых сводится к несогласию с включением экспертом в смету восстановительного ремонта квартиры стоимости  настила в прихожей, расходов по устройству  покрытий из линолеума  из готовых ковров без замены, по замене обоев, расходов на шпатлевку и грунтовку потолка не могут быть признаны обоснованными.

Ответчицей, не оспаривавшей при рассмотрении дела причину пролива, не представлены доказательства, дающие основание сомневаться в правильности выводов эксперта.

С учетом этого у суда первой инстанции отсутствовали основания для удовлетворения ходатайства о назначении по делу дополнительной судебной экспертизы. Соответственно, ссылки в жалобе на неправомерность отказа в удовлетворении данного ходатайства, являются несостоятельными и не могут повлечь отмену судебного решения.

Доводы апелляционной жалобы об отсутствии на радиаторе отопления отключающего устройства, и как следствие, отсутствии вины ответчицы в причинении ущерба  третьему лицу,  не  являются основанием, освобождающим ее от гражданско-правовой ответственности за причиненный вред.

В соответствии с частью 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации и пунктом 2 Правил содержания общего имущества, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 2006 г. N 491 (далее - Правила содержания общего имущества), в состав общего имущества включается механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в многоквартирном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного жилого и (или) нежилого помещения (квартиры).

Согласно пункту 6 Правил содержания общего имущества в состав общего имущества включается внутридомовая система отопления, состоящая из стояков, обогревающих элементов, регулирующей и запорной арматуры, коллективных (общедомовых) приборов учета тепловой энергии, а также другого оборудования, расположенного на этих сетях.

В соответствии с п.1 ст.290 ГК РФ собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающие более одной квартиры.

Исходя из содержания вышеприведенных правовых норм, находящееся в многоквартирном доме оборудование может быть отнесено к общему имуществу в случае, если оно обслуживает более одного жилого или нежилого помещения.

На основании изложенного, исходя из системного толкования пункта 6 Правил содержания общего имущества во взаимосвязи с подпунктом "д" пункта 2 Правил содержания общего имущества, в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме включаются обогревающие элементы системы отопления (радиаторы), которые обслуживают более одного жилого помещения, в том числе не имеющие отключающих устройств (запорной арматуры), расположенных на ответвлениях от стояков внутридомовой системы отопления, находящихся внутри квартир.

Как установлено судом, не оспаривалось  ответчицей при рассмотрения дела, чугунный радиатор, установленный в  зале принадлежащей ей квартиры, состоял из 11 секций, 5 из которых были установлены собственниками квартиры самостоятельно без их фиксации к стене, без получения на то согласия ЖК «Волжский», в управлении которого находится многоквартирный дом ***. Именно в месте  соединения этих двух секций образовалась трещина, через которую  произошла течь.

Учитывая, что в принадлежащей ответчице квартире было произведено несанкционированное вмешательство в  систему отопления, с увеличением  размера чугунного радиатора, без его надлежащего крепления, оснований для вывода об ответственности ЖК «Волжский»  за произошедший пролив у суда первой инстанции не имелось.

Согласно статье 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда (пункт 1).

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда (пункт 2).

Как разъяснено в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока, не доказано обратное.

Доказательств произведения работ по установке  дополнительных секций чугунного радиатора  в квартире ответчицы работниками ЖК «Волжский»  либо по согласованию с ЖК «Волжский»  Самчук  В.А. в материалы дела не представлено.

Кроме того, как следует из дела, сторона ответчицы при его рассмотрении не возражала против изменения статуса ЖК «Волжский» на третье лицо, тем самым фактически признавая свою ответственность за причиненный истице материальный ущерб.

Соответственно, правовых оснований для освобождения Самчук В.А. от гражданско-правовой ответственности  за причиненный в результате пролива  ущерб имуществу Васильева Н.П. у суда первой инстанции не имелось.

В силу изложенного, решение суда является правильным и отмене по доводам апелляционной жалобы не подлежит.

Нарушений норм процессуального законодательства, являющихся основанием для отмены решения суда, судебная коллегия не усматривает.

 

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Засвияжского районного суда города Ульяновска от 20 мая 2019 года, с учетом определения того же суда от 29 июля 2019 года  об исправлении описки, оставить без изменения, а апелляционную жалобу Самчук Валентины Андреевны – без удовлетворения. 

 

Председательствующий  

 

Судьи