Меню Содержимое
Ульяновский областной суд



Судебный акт Печать
Оспаривание причины инвалидности
Документ от 08.10.2019, опубликован на сайте 17.10.2019 под номером 83832, 2-я гражданская, об установлении факта инвалидности с детства и признании решения недействительным, РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
Связанные судебные акты:

Оспаривание причины инвалидности

Документ от 08.10.2019, опубликован на сайте 17.10.2019 под номером 83833, 2-я гражданская, об установлении факта инвалидности с детства и признании решения недействительным, РЕШЕНИЕ оставлено БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Бахарева Н.Н.                                                         Дело № 33-3887/2019

 

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е    О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

город Ульяновск                                                                                     8 октября 2019 года

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Фёдоровой Л.Г.,

судей Герасимовой Е.Н., Фоминой В.А.,

при секретаре Абросимовой А.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-1977/19 по апелляционной жалобе и дополнениям к ней Петровой Валентины Васильевны на решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 14 мая 2019 года, по которому постановлено:

 

в удовлетворении  исковых требований Петровой Валентины Васильевны к Министерству здравоохранения Ульяновской области,  федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной  экспертизы по Ульяновской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации,  государственному учреждению здравоохранения «Ульяновская областная клиническая больница № 1»,  Виноградовой Ирине Борисовне о внесении изменений в историю болезни, дополнении решения  медико-социальной экспертизы от 2001 года, признании  недействительным   решения медико-социальной экспертизы от 24 января 2019 года отказать.

 

Заслушав доклад судьи Герасимовой Е.Н., пояснения Петровой В.В., поддержавшей доводы апелляционной жалобы и дополнений к ней, представителя федерального казенного учреждения «Главное бюро медико-социальной  экспертизы по Ульяновской области» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации Логиновой О.В., полагавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия

 

У С Т А Н О В И Л А :

 

Петрова В.В. обратилась в суд с иском к Министерству здравоохранения Ульяновской области, федеральному казенному учреждению Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ульяновской области Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации (далее - ФКУ ГБ МСЭ по Ульяновской области), государственному учреждению здравоохранения Ульяновская областная клиническая больница (далее – ГУЗ УОКБ), врачу данного лечебного учреждения Виноградовой И.Б. об установлении факта инвалидности с детства, признании решения медико-социальной экспертизы недействительным, а действий врача Виноградовой И.Б. – незаконными, отмене информационного письма от 31 января 2019 года № 45/07-15, возложении на врача Виноградову И.Б. обязанности по внесению в выписной эпикриз сведений о жалобах на состояние здоровья с возраста 11 лет, на федеральное казенное учреждение Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ульяновской области – обязанности изменить причину инвалидности на «инвалид с детства». В обоснование иска указала, что начиная с возраста 11-13 лет у нее стали проявляться признаки заболевания системная ***. Особенно заметным проявлением являлось покраснение носа. В 1998 году заведующей ревматологическим отделением ГУЗ УОКБ Виноградовой И.Б. ей был установлен диагноз – ***. Однако в медицинскую карту и выписной эпикриз названным врачом не были внесены сведения из ее анамнеза, о которых она сообщала, а именно о том, что симптомы заболевания были у нее уже в детском возрасте. В выписке из медицинской карты ее диагноз указан как «***». На протяжении длительного периода времени она не получала надлежащего лечения от данного заболевания, что привело к утрате здоровья. В 2001 году диагноз заболевания был подтвержден бюро медико-социальной экспертизы при установлении *** группы инвалидности. С решением Бюро медико-социальной экспертизы от 2001 года она согласна частично, а с решением от 24 января 2019 года не согласна полностью. При проведении медико-социальной экспертизы специалистами не была учтена полная клиническая картина ее заболевания, постоянно ухудшающееся состояние здоровья, время возникновения заболевания – с рождения, в качестве генетического. Это произошло в связи с тем, что лечащим врачом не был проведен полный сбор анамнеза и данные в историю болезни не внесены. Медико-социальная экспертиза в 2019 году была проведена без ее участия и без документов из лечебного учреждения, которое направляло ее на экспертизу. Изложенные обстоятельства являются основанием для установления ей инвалидности с детства и получения в связи с этим соответствующих гарантий. Просила обязать Министерство здравоохранения Ульяновской области внести изменения в историю болезни, а именно указать, что симптомы покраснения и синдрома *** имеются у нее с возраста 11-13 лет и по настоящее время; обязать ФКУ ГБ МСЭ по Ульяновской области дополнить решение медико-социальной экспертизы от 2001 года в части, указав синдром *** и признать факт инвалидности с детства; признать недействительным решение ГБ МСЭ по Ульяновской области от 24 января 2019 года; признать действия врача Виноградовой И.Б. незаконными, обязать врача вписать в выписной эпикриз ее (истца) жалобы на признаки заболевания с возраста 11 лет; информационное письмо от 31 января 2019 года № 45/07-15 отменить; обязать ГБ МСЭ по Ульяновской области изменить причину ее инвалидности *** группы на «инвалид с детства».

Рассмотрев исковые требования по существу, суд принял приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней Петрова В.В. считает решение суда необоснованным и подлежащим отмене. В обоснование жалобы указывает, что фактически заявленные ею исковые требования не рассмотрены. В нарушение действующего законодательства учреждением медико-социальной экспертизы не установлены сроки и причины наступления у нее инвалидности. Без оценки суда остался тот факт, что медико-социальная экспертиза 24 января 2019 года была проведена в ее отсутствие и без документов. Не соглашается с выводами суда об отсутствии нарушений и дефектов со стороны врача в описании ее жалоб и при сборе анамнеза. Доступа к своей медицинской карте она не имела. В решении суда содержится ссылка на медицинские услуги и требования, которым они должны отвечать, но требований относительно медицинских услуг она в иске не заявляла. По мнению автора жалобы, для разрешения заявленных исковых требований необходимы специальные познания, однако суд не поставил на обсуждение сторон вопрос о необходимости проведения по делу экспертизы. Обращает внимание, что ее исковые требования судом искажены, поскольку она просила обязать врача Виноградову И.Б. вписать сведения в выписной эпикриз, а не в историю болезни. Просит учесть, что ее диагноз указан в решении суда неверно. Настаивает на том, что в период стационарного лечения сообщала врачу Виноградовой И.Б. о признаках заболевания, которые были у нее в детстве. Несмотря на это врач данные сведения не записала и в выписном эпикризе не указала, а амбулаторная карта была потеряна через три-четыре месяца. С 17 лет она хранит номер журнала «***» 1965 года издания, где опубликована статья «Если нос причиняет огорчения…», так как с детских лет ее беспокоила краснота носа. Однако судом не дана оценка данного журнала как доказательства с ее стороны. Кроме того, полагает, что судом были нарушены ее процессуальные права в ходе судебного разбирательства, так как судебное заседание было назначено на 16 часов, и она не смогла довести до суда все свои письменные пояснения.

В возражениях на жалобу ФКУ ГБ МСЭ по Ульяновской области, ГУЗ УОКБ просят решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу Петровой В.В. – без удовлетворения. 

Судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя  ГУЗ УОКБ, ответчика Виноградовой И.Б., извещенных о времени и месте судебного разбирательства судом апелляционной инстанции надлежащим образом.

В соответствии с ч.1 ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, дополнений и возражений, судебная коллегия приходит к следующему.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Петрова В.В., *** года рождения, с 2003 года является инвалидом *** группы бессрочно по общему заболеванию.

Дело освидетельствования на имя Петровой В.В. от 2003 года отсутствует в связи с истечением сроков хранения.

В Книге № 5 протоколов заседаний бюро медико-социальной экспертизы ФКУ ГБ МСЭ по Ульяновской области общего профиля за период с 28 августа по 9 октября 2003 год в отношении Петровой В.В. содержатся записи о ее диагнозе: ***; установлении *** группы инвалидности с причиной «общее заболевание» без указания срока переосвидетельствования (бессрочно).

Согласно выписки из амбулаторной карты Петровой В.В., которая была дана истцу для предоставления в бюро МСЭ по месту жительства (до установления Петровой В.В. инвалидности впервые),  заверена подписью и печатью заведующей ревматологическим отделением ГУЗ УОКБ Виноградовой И.Б., истец имеет диагноз: ***.

В этой же выписке из амбулаторной карты Петровой В.В. указано, что она находится под наблюдением *** УОКБ с 1998 года; *** впервые появились в 1975 году, имели преходящий характер, этиологически связывались с ***. Однако после тонзилэктомии *** продолжал рецидивировать. Особенностью случая является поздняя диагностика СКВ, что было связано с относительно доброкачественным течением болезни в ее начале и ложноположительными реакциями на антитела к вирусу ***, которые требовали дополнительного обследования для исключения данной патологии.

В январе 2019 года Петрова В.В. обратилась в ФКУ ГБ МСЭ по Ульяновской области с заявлением об изменении причины инвалидности на «инвалид с детства».

Письмом от 31 января 2019 года № 45/07-15 ФКУ ГБ МСЭ по Ульяновской области уведомило Петрову В.В. о проведении специалистами Бюро № 4 – филиала ФКУ ГБ МСЭ по Ульяновской области 24 января 2019 года медико-социальной экспертизы, по результатам которой вынесено экспертное решение об установлении (подтверждении) *** группы инвалидности с причиной инвалидности «общее заболевание», бессрочно; а также об отсутствии оснований для изменения причины инвалидности.

Полагая, что имеются основания для признания действий врача Виноградовой И.Б. незаконными, внесении в выписной эпикриз сведений о наличии у нее (истца) признаков СКВ с 11 лет, дополнении решения медико-социальной экспертизы от 2001 года в части, признания решения медико-социальной экспертизы от 24 января 2019 года недействительным, изменения причины инвалидности с «общего заболевания» на «инвалид с детства», Петрова В.В. обратилась в суд с настоящим иском.

Разрешая спор, суд правильно установил фактические обстоятельства дела, закон, подлежащий применению к спорным правоотношениям, руководствуясь которым пришел к верному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.

Статьей 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 181-ФЗ) установлено, что инвалид - лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.

Ограничение жизнедеятельности - полная или частичная утрата лицом способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью.

В зависимости от степени расстройства функций организма лицам, признанным инвалидами, устанавливается группа инвалидности, а лицам в возрасте до 18 лет устанавливается категория «ребенок-инвалид».

Признание лица инвалидом осуществляется федеральным учреждением медико-социальной экспертизы. Порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Статья 7 Федерального закона № 181-ФЗ определяет медико-социальную экспертизу как признание лица инвалидом и определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.

Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социальной защиты населения.

В соответствии со ст. 8 Федерального закона № 181-ФЗ медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными федеральному органу исполнительной власти, определяемому Правительством Российской Федерации. Порядок организации и деятельности федеральных учреждений медико-социальной экспертизы определяется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере социальной защиты населения (часть 1).

На федеральные учреждения медико-социальной экспертизы возлагается в том числе установление инвалидности, ее причин, сроков, времени наступления инвалидности, потребности инвалида в различных видах социальной защиты (п. 1 ч.3).

Правила признания лица инвалидом утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 года № 95 (далее – Правила от 20 февраля 2006 года).

Пунктом 2 Правил от 20 февраля 2006 года установлено, что признание гражданина инвалидом осуществляется при проведении медико-социальной экспертизы исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, утверждаемых Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации.

Медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина и его реабилитационного потенциала (п. 3 Правил от 20 февраля 2006 года).

Пункт 14 Правил от 20 февраля 2006 года называет возможные причины инвалидности, к числу которых относит  общее заболевание (пп. «а»); инвалидность с детства (пп. «г»).

При отсутствии документов, подтверждающих факт профессионального заболевания, трудового увечья, военной травмы или других предусмотренных законодательством Российской Федерации обстоятельств, являющихся причиной инвалидности, в качестве причины инвалидности указывается общее заболевание. В этом случае гражданину оказывается содействие в получении указанных документов. При представлении в бюро соответствующих документов причина инвалидности изменяется со дня представления этих документов без дополнительного освидетельствования инвалида.

Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 15 апреля 2003 года № 17 утверждены Разъяснения «Об определении федеральными  государственными учреждениями службы медико-социальной экспертизы причин инвалидности».

Пунктом 1 названных Разъяснений установлено, что определение причин инвалидности в соответствии со статьей 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» возложено на федеральные государственные учреждения медико-социальной экспертизы.

Как указано в п. 2 Разъяснений, федеральные государственные учреждения медико-социальной экспертизы определяют причины инвалидности, применяя формулировки, предусмотренные законодательством Российской Федерации, в том числе: общее заболевание; инвалид с детства.

Согласно п. 4 приведенных выше Разъяснений причина инвалидности с формулировкой «инвалид с детства» определяется гражданам старше 18 лет, когда инвалидность вследствие заболевания, травмы или дефекта, возникшего в детстве, наступила до достижения 18 лет.

Указанная причина инвалидности может быть определена и в том случае, если по клиническим данным, этиопатогенезу заболеваний или по последствиям травм и врожденным дефектам, подтвержденным данными лечебных учреждений, у инвалида в возрасте до 18 лет (до 1 января 2000 года - в возрасте до 16 лет) имелись признаки стойких ограничений жизнедеятельности.

Пунктом 20 Разъяснений определено, что причина инвалидности изменяется со дня представления в федеральное государственное учреждение медико-социальной экспертизы документов, подтверждающих обстоятельства возникновения увечий (ранений, травм, контузий), заболеваний, приведших к инвалидности.

Из приведенных выше положений действующего законодательства и разъяснений следует, что изменение причины инвалидности осуществляется на основании соответствующих документов, при этом дополнительного освидетельствования инвалида, о чем указывает в апелляционной жалобе истец, не требуется.

Поскольку не имеется документов, которые бы подтверждали, что у Петровой В.В. в возрасте до 18 лет были признаки стойких ограничений жизнедеятельности в связи с таким заболеванием как ***, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения исковых требований.

К числу таких документов, вопреки доводам жалобы, не могут быть отнесены выписка из амбулаторной карты за подписью врача Виноградовой И.Б., статья в журнале «Р***» 1965 года издания.

Ввиду отсутствия у истца названных выше документов правомерным является и вывод суда об отсутствии оснований для внесения изменений в историю болезни, дополнении заключения медико-социальной экспертизы от 2001 года и признании недействительным и отмене письма ФКУ ГБ МСЭ по Ульяновской области от 31 января 2019 года.

Доводы апелляционной жалобы Петровой В.В. об искажении судом ее исковых требований, диагноза и рассмотрении требований, которых она не заявляла, не могут быть приняты во внимание, поскольку противоречат содержанию ее первоначального искового заявления.

Вопрос о назначении по делу экспертизы мог быть поставлен судом на разрешение сторон в случае представления в ходе судебного разбирательства документов, подтверждающих наличие у Петровой В.В. в возрасте до 18 лет признаков стойких ограничений жизнедеятельности в связи с заболеванием – ***. Однако, такие документы (кроме выписки из амбулаторной карты и статьи из журнала «***»)  в суд первой инстанции представлены не были, и как пояснила Петрова В.В. в суде апелляционной инстанции, отсутствуют.

Нарушений норм процессуального закона, а равно прав Петровой В.В., способных повлечь отмену решения, судебная коллегия не усматривает.

Обстоятельства дела исследованы судом с достаточной полнотой, всем представленным сторонами доказательствам дана надлежащая оценка. Материальный закон применен судом верно.

В силу изложенного решение суда является правильным и отмене по доводам апелляционной жалобы и дополнениям к ней не подлежит.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса                     Российской Федерации, судебная коллегия

 

О П Р Е Д Е Л И Л А:

 

Решение Ленинского районного суда г. Ульяновска от 14 мая 2019 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу и дополнения к ней Петровой Валентины Васильевны – без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи