Меню Содержимое
Ульяновский областной суд



Судебный акт Печать
Приговор за покушение на убийство признан законным и обоснованным
Документ от 25.09.2019, опубликован на сайте 02.10.2019 под номером 83567, 2-я уголовная, УК РФ: ст. 30 ч.3, ст. 105 ч.1 , судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Пайгин Р.Х.

 Дело № 22-2006/2019

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Ульяновск

25 сентября 2019 года

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Максимова М.Н.,

судей Старостина Д.С. и Комиссаровой Л.Н.,

прокурора Чашленкова Д.А.,

адвоката Зиганшина Д.К.,

осужденного Гатиятуллина Д.Р.,

при секретаре Толмачевой А.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Масина С.В. на приговор Барышского городского суда Ульяновской области от 11 июля 2019 года, которым

 

ГАТИЯТУЛЛИН Дамир Рустямович,

*** несудимый,

 

осужден по ч. 3  ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 6 лет 3 месяца с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы сроком на 1 год.

 

В соответствии со ст. 53 УК РФ Гатиятуллину Д.Р. установлены ограничения: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования, где осужденный будет проживать после отбывания лишения свободы, не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством РФ; не уходить из места постоянного проживания (пребывания) с 22 часов до 6 часов, кроме случаев, связанных с работой. Возложена обязанность один раз в месяц являться в специализированный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, для регистрации.

 

Приговором постановлено:

- меру пресечения Гатиятуллину Д.Р. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении изменить на заключение под стражу до вступления приговора в законную силу (взят под стражу в зале суда);

- исчислять срок отбывания наказания с 11 июля 2019 года;

- зачесть в соответствии с п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ время содержания под стражей с 11 июля 2019 года по день вступления приговора в законную силу в срок лишения свободы из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима;

- взыскать с Гатиятуллина Д.Р. в доход федерального бюджета процессуальные издержки, связанные с выплатой адвокату вознаграждения, в сумме 4500 рублей.

 

В приговоре решены вопросы, связанные с вещественными доказательствами.

 

Апелляционное представление государственным обвинителем отозвано в соответствии с ч. 3 ст. 389.8 УПК РФ до начала заседания суда апелляционной инстанции.

 

Заслушав доклад судьи Старостина Д.С., изложившего содержание обжалуемого приговора, существо апелляционной жалобы и возражений, выступления участников процесса, судебная коллегия 

 

УСТАНОВИЛА:

 

Гатиятуллин Д.Р. осужден за покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

 

Преступление совершено 11 марта 2019 года в *** Барышского района Ульяновской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

 

В апелляционной жалобе адвокат Масин С.В. в интересах осужденного          Гатиятуллина Д.Р. считает приговор незаконным и необоснованным, мотивируя тем, что умысла на убийство потерпевшего осужденный не имел, его действия неверно судом квалифицированы как покушение на убийство, тогда как они свидетельствуют лишь о признаках причинения легкого вреда здоровью.

Обращает внимание, что из показаний Гатиятуллина Д.Р., данных им в ходе предварительного следствия, следует, что он в ходе конфликта не намеревался своими действиями причинить смерть потерпевшему Ш*** И.М., то есть у него отсутствовал прямой умысел на убийство, выводы же суда, изложенные в приговоре, о наличии такого умысла не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судом.

Полагает, что у суда не имелось достаточных оснований для признания отягчающим наказания обстоятельством совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, учитывая, что сам Гатиятуллин Д.Р. в своих показаниях пояснил, что такое состояние в момент совершения им преступления никак не повлияло на его действия.

В связи с этим просит приговор изменить, действия осужденного переквалифицировать на п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ.

 

В возражениях потерпевший Ш*** И.М. указывает также на несогласие с приговором суда в части квалификации действий осужденного как покушения на убийство, мотивируя тем, что угроз убийством Гатиятуллин Д.Р. в его адрес не высказывал, хотел лишь причинить телесные повреждения. В связи с этим считает, что приговор подлежит изменению по доводам, изложенным в апелляционной жалобе адвоката Масина С.В.

 

В возражениях на апелляционную жалобу адвоката Масина С.В. государственный обвинитель – прокурор Барышского района Ульяновской области Вдовин С.П. выражает несогласие с изложенными в ней доводами, указывая, что судом дана верная квалификация действиям осужденного, а также обоснованно в качестве отягчающего наказания обстоятельства признано совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя. Просит апелляционную жалобу оставить без удовлетворения.

 

В судебном заседании суда апелляционной инстанции:

- осужденный Гатиятуллин Д.Р. и адвокат Зиганшин Д.К. поддержали доводы апелляционной жалобы, просили об изменении приговора, переквалификация действий осужденного, указывая на отсутствие у осужденного умысла на убийство, смягчении назначенного наказания;

- прокурор Чашленков Д.А. возражал против доводов апелляционной жалобы, обосновав их несостоятельность, просил приговор суда оставить без изменения.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и возражений, заслушав выступления участников процесса, судебная коллегия считает, что приговор суда является законным, обоснованным и справедливым.

 

Выводы суда первой инстанции о виновности Гатиятуллина Д.Р. в совершении вышеуказанного преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на достаточной совокупности всесторонне исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, которым суд в соответствии со ст. 88 УПК РФ дал в приговоре надлежащую оценку.

 

Объективный анализ исследованных судом доказательств, в том числе показаний осужденного, потерпевшего и свидетеля, а также результатов, отраженных в протоколах следственных действий, проведенных по уголовному делу, выводов заключений судебных экспертиз и других доказательств, подробно изложенных в приговоре, позволил суду сделать верные выводы о виновности Гатиятуллина Д.Р. в совершении покушения на убийство потерпевшего Ш*** И.М.

 

Взятые в основу приговора доказательства, на основании которых суд сделал такие выводы, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой, поэтому обоснованно признаны допустимыми и достоверными.

 

Вопреки утверждениям апелляционной жалобы, доводы Гатиятуллина Д.Р. об отсутствии умысла на убийство потерпевшего, всесторонне проверены судом первой инстанции и не нашли своего объективного подтверждения, опровергаются совокупностью доказательств, представленных стороной обвинения.

 

Так, из показаний потерпевшего Ш*** И.М. следует, что 11 марта 2019 года он у себя дома после употребления спиртного с Т*** Э.К. и Гатиятуллиным Д.Р. предложил последнему уйти домой, отказавшись от дальнейшего употребления спиртного. На это Гатиятуллин Д.Р. отреагировал агрессивно, стал высказывать в его адрес угрозы убийством, трижды нанес рукой ему удары в лицо, непосредственно после этого взял нож и продолжил высказывать угрозы убийством. Опасаясь осуществления данных угроз, потерпевший предпринял попытку убежать, но осужденный схватил его за руку и нанес удар ножом в правую надлопаточную область, высказав вновь угрозу убийством. От такого удара потерпевший упал, потеряв на непродолжительное время сознание, когда пришел в себя, то притворился мертвым, поскольку опасался продолжения осужденным преступных действий. В это время появилась Т*** Э.К. и стала кричать, в связи с чем осужденный покинул место происшествия.

 

Осужденный Гатиятуллин Д.Р. в судебном заседании суда первой инстанции также давал показания о том, что в ходе возникшей ссоры наносил удары потерпевшему рукой в область лица, а также нанес удар ножом в область правого плеча потерпевшего, отрицая при этом лишь факт высказывания угроз убийством. Также показывал, что в результате данных действий потерпевший упал, а он, выбросив нож, убедился, что потерпевший жив, при появлении Т*** Э.К., ушел из дома потерпевшего.

 

Между тем, как верно указал суд в приговоре, Гатиятуллин Д.Р. в ходе предварительного следствия показывал, что он в ходе нанесения ударов потерпевшему высказывал угрозы убийством, ударил потерпевшего ножом, когда тот пытался убежать от него. Когда же потерпевший от нанесенного удара упал на пол, он подумал, что Ш*** И.М. мертв и более ударов не наносил. В этот момент появилась Т*** Э.К., которая стала кричать. Он же выбросил нож и убежал из дома потерпевшего.

Эти показания, вопреки доводам стороны зашиты, каким-либо образом не свидетельствуют об отсутствии у Гатиятуллина Д.Р. умысла на убийство, как и само по себе отраженное в этих показаниях мнение виновного о направленности его умысла, не соотносящееся с его фактическими действиями, о которых он сам и сообщал в ходе допроса.

 

Показания свидетеля Т*** Э.К., данные в ходе предварительного следствия, также подтверждают имевший место в ходе распития спиртного конфликт между Гатиятуллиным Д.Р. и Ш*** И.М. Когда она забежала в кухню, то увидела лежавшего на полу без внешних признаков жизни Ш*** И.М., в руке же осужденного в это время находился нож. Она стала кричать на Гатиятуллина Д.Р., который бросил нож и убежал.

Эти показания свидетель Т*** Э.К. подтвердила также и в ходе очной ставки с Гатиятуллиным Д.Р. 

 

Именно показания свидетеля Т*** Э.К., данные в ходе предварительного следствия, обоснованно признаны судом первой инстанции достоверными, а ее показаниям, данным в ходе судебного заседания, согласно которым она отрицала само событие преступления, правильно дана критическая оценка как недостоверным, противоречащим как показаниям потерпевшего, так и показаниям осужденного.

 

Количество, локализация и характер телесных повреждений, обнаруженных у потерпевшего Ш*** И.М., правильно установлены судом на основании заключений судебных медицинских экспертиз, согласно которым у потерпевшего были обнаружены кровоподтек на веках левого глаза, ссадина на слизистой оболочке губы, не расценивающиеся как вред здоровью, а также резаная рана в правой надлопаточной области, причинившая легкий вред здоровью.

 

Согласно протоколу осмотра места происшествия, орудие преступления – нож-топорик, был обнаружен непосредственно на месте совершения преступления.

 

Множественность нанесенных потерпевшему ударов, характер и локализация причиненных телесных повреждений, примененное орудие преступления, обладающее значительной поражающей способностью, поведение Гатиятуллина Д.Р., высказывавшего неоднократно в ходе совершения преступления угрозы убийством, преследовавшего пытавшегося убежать Ш*** И.М., состояние потерпевшего, упавшего в результате нанесенного ножом-топориком удара и притворившегося мертвым в целях предупреждения продолжения дальнейших преступных действий нападавшего, в своей совокупности подтверждают наличие у осужденного прямого умысла на убийство.

 

Эти обстоятельства давали основания Гатиятуллину Д.Р. полагать о достаточности совершенных им преступных действий, направленных на лишение потерпевшего жизни, в связи с чем он, учитывая также появление на месте преступления свидетеля Т*** Э.К., выбросил орудие преступления и скрылся с места его совершения, то есть свой преступный умысел на убийство до конца осужденный не смог по независящим от него обстоятельствам.

 

Каких-либо достоверных сведений о том, что Гатиятуллин Д.Р. добровольно отказался от совершения преступления, направленного на лишение жизни потерпевшего, принимал меры к оказанию ему медицинской помощи, по уголовному делу не имеется. Доводы осужденного, изложенные непосредственно в судебном заседании суда апелляционной инстанции о противоправном поведении потерпевшего, предшествующем их конфликту, а также о том, что после нанененного удара ножом в присутствии осужденного потерпевший встал и передвигался, не согласуются как с последовательными показаниями потерпевшего, так и с показаниями самого Гатиятуллина Д.Р., которые он давал ранее.

 

Относительно доводов потерпевшего Ш*** И.Р., выраженных в поступивших возражениях, об отсутствии у осужденного умысла на убийство, утверждениях о том, что угроз убийством виновный не высказывал, судебная коллегия отмечает, что такая позиция полностью противоречит ранее данным потерпевшим показаниям, а также всей совокупности других доказательств, взятых судом в основу приговора. Такая позиция потерпевшего в настоящее время, как полагает судебная коллегия, обусловлена стремлением оказать содействие Гатиятуллину Д.Р. избежать справедливого наказания за совершенное преступление.

 

Доводы осужденного Гатиятуллина Д.Р. о противоправном поведении потерпевшего, ставшем поводом для преступления, не нашли своего объективного подтверждения. В данном случае Гатиятуллин Д.Р., совершая преступные действия в ходе возникшего с потерпевшим конфликта на почве употребления спиртного, преследовал лишь цель расправы над ним на почве возникшей личной неприязни.

 

Каких-либо оснований полагать о недостоверности показаний потерпевшего, а также показаний свидетеля Т*** Э.К., данных ею в ходе предварительного следствия, которые согласуются между собой, а также с другими исследованными доказательствами, не имеется.

Показания, данные Гатиятуллиным Д.Р. в ходе предварительного следствия в присутствии защитника, являются допустимыми, в связи с чем они также обоснованно взяты в основу приговора.

 

Таким образом, действия Гатиятуллина Д.Р. судом правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ – покушение на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

 

Квалификация действий осужденного в приговоре мотивирована, основана на совокупности исследованных доказательств, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, каких-либо взаимоисключающих выводов при этом не допущено. Оснований для иной квалификации действий осужденного не усматривается.

 

Судебная коллегия, соглашаясь с выводами приговора, полагает, что все доводы апелляционной жалобы, а также все другие доводы осужденного и стороны защиты, приводимые как в судебном заседании первой инстанции, так и в судебном заседании суда апелляционной инстанции, следует расценивать лишь как избранный способ защиты от предъявленного Гатиятуллину Д.Р. обвинения, обусловленный стремлением избежать ответственность за совершенное преступление.

 

Судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проведено всесторонне, полно и объективно.

 

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, обвинительного уклона судом допущено не было.

Все доказательства исследованы по инициативе сторон, заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке.

Право на защиту осужденного нарушено не было, его защита, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании осуществлялась адвокатом, занимавшим согласованную с подзащитным позицию по делу.

 

Подлежащие доказыванию обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, установлены и в приговоре изложены правильно. Приговор постановлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, нарушений положений ст. 307 УПК РФ, которые являлись бы основанием для отмены либо изменения приговора, не допущено, доказательствам и доводам сторон дана надлежащая оценка.

 

Выводами заключения судебной психиатрической экспертизы подтверждается, что осужденный во время совершения преступления осознавал свои действия и мог руководить ими, в связи с чем обоснованно признан судом вменяемым и подлежащим уголовной ответственности.

 

Экспертизы по уголовному делу проведены квалифицированными экспертами, предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, выводы заключений экспертиз не содержат каких-либо противоречий, требующих проведения дополнительных либо повторных экспертиз.

 

Судом первой инстанции сделан верный вывод о необходимости назначения осужденному Гатиятуллину Д.Р. наказания в виде реального лишения свободы.

 

Так, при назначении Гатиятуллину Д.Р. наказания судом были учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, влияние наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, сведения о личности виновного, имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства, перечисленные в приговоре, в том числе частичное признание вины, отсутствие судимости, раскаяние в содеянном, совершение действий, направленных на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему, добровольное возмещение морального вреда, выполнение служебно-боевых задач в Чеченской Республике, осуществление ухода за бабушкой, состояние здоровья виновного, мнение потерпевшего, не настаивавшего на строгом наказании.

Оснований для признания каких-либо иных смягчающих наказание обстоятельств не имеется, о чем в приговоре содержится мотивированное суждение.

Решение о признании отягчающим наказание обстоятельством совершения преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, соответствует требованиям ч. 1.1 ст. 63 УК РФ, в описательно-мотивировочной части приговора содержатся мотивы, по которым суд пришел к выводу о необходимости признания указанного состояния Гатиятуллина Д.Р. в момент совершения преступления отягчающим обстоятельством.

Исходя из совокупности всех установленных по делу фактических обстоятельств, связанных, в том числе, с событиями совершенного преступления и личностью осужденного, судебная коллегия полагает о недостаточности исправительного воздействия в случае назначения наказания, не связанного с лишением свободы.

Выводы суда о необходимости назначения Гатиятуллину Д.Р. реального лишения свободы, а также дополнительного наказания в виде ограничения свободы в приговоре надлежащим образом мотивированы.

Основания для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, назначения наказания с применением положений ч. 1 ст. 62 УК РФ отсутствуют, учитывая наличие отягчающего наказание обстоятельства.

Совокупность смягчающих наказание обстоятельств не является исключительной, в связи с чем не имеется оснований для назначения наказания в соответствии со ст. 64 УК РФ. Эти обстоятельства, как и положения ч. 3 ст. 66 УК РФ, в полной мере судом учтены при определении срока наказания в виде лишения свободы.

Назначенное наказание является справедливым, соответствующим характеру, тяжести совершенного преступления и личности осужденного, в связи с чем смягчению не подлежит, уголовный закон судом применен правильно.

 

Судом также сделан верный вывод о том, что лишение свободы осужденный должен отбывать в исправительной колонии строгого режима, что соответствует требованиям п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

 

Оснований, для освобождения Гатиятуллина Д.Р. от уголовной ответственности и назначенного наказания не имеется, как и в целом для удовлетворения апелляционной жалобы по изложенным в ней доводам.

 

Решение о взыскании с осужденного процессуальных издержек соответствует требованиям стст. 131, 132 УПК РФ.

 

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судебная коллегия не усматривает.

 

На основании изложенного, руководствуясь стст. 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

приговор Барышского городского суда Ульяновской области от 11 июля 2019 года в отношении Гатиятуллина Дамира Рустямовича оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи