Меню Содержимое
Ульяновский областной суд



Судебный акт Печать
Осуждение по части 1 статьи 105 УК РФ признано законным
Документ от 31.07.2019, опубликован на сайте 06.08.2019 под номером 82470, 2-я уголовная, УК РФ: ст. 105 ч.1 , судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УЛЬЯНОВСКИЙ  ОБЛАСТНОЙ  СУД

 

Судья Кириченко В.В.

Дело №22-1530/2019

 

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е    О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

г.Ульяновск

31 июля 2019 года

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Малышева Д.В.,

судей Копилова А.А. и Губина Е.А.,

с участием прокурора Олейника О.А.,

осуждённого Волкова А.М.,

защитника – адвоката Шушиной Н.Н.,

потерпевшей Б*** В.А.,

при секретаре Марковой В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе защитника Шушиной Н.Н. на приговор Ульяновского районного суда Ульяновской области с участием присяжных заседателей от 24 июня 2019 года, которым

 

ВОЛКОВ Александр Михайлович,

*** не судимый,

 

осужден по части 1 статьи 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Приговором решены вопросы об исчислении срока отбывания наказания и о зачёте в его срок периода содержания под стражей, мере пресечения, гражданских исках, процессуальных издержках и вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Губина Е.А., выслушав выступления участников процесса, судебная коллегия

 

У С Т А Н О В И Л А:

 

Волков А.М. в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей осужден за убийство потерпевшего Б*** В.И., совершённое 24 октября 2018 года на территории Ульяновского района Ульяновской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе действующая в интересах осуждённого Волкова А.М. защитник Шушина Н.Н. в обоснование несогласия с приговором указывает на то, что он был постановлен с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, а также является несправедливым. Заявляет о несоблюдении судом регламентированных статьёй 348 УПК РФ требований об обязательности вердикта коллегии присяжных заседателей, что выразилось в признании Волкова А.М. виновным в причинении потерпевшему Б*** В.И. закрытой черепно-мозговой травмы, в то время как, по мнению защитника, коллегия присяжных заседателей при ответе на вопросы №1 и №2 признала недоказанным факт причинения её подзащитным потерпевшему Б*** В.И. данного телесного повреждения. Находя чрезмерно суровым назначенное осуждённому наказание, утверждает о формальном подходе суда к учёту при разрешении связанных с назначением наказания вопросов признанных по делу смягчающих обстоятельств (явки с повинной, активного способствования раскрытию и расследованию преступления) и данных о личности виновного (его возраста, отсутствия фактов привлечения к уголовной и административной ответственности, нахождения в статусе пенсионера, занятия общественно-полезным трудом в качестве главы крестьянско-фермерского хозяйства). Исходя из обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности Волкова А.М., в том числе его возраста, смягчающих обстоятельств, влияния назначаемого наказания на условия жизни его семьи, автор жалобы считает несправедливым назначенное осуждённому наказание, в связи с чем ставит вопрос об изменении приговора путём его приведения в соответствие с вердиктом коллегии присяжных заседателей и смягчения назначенного осуждённому наказания.

В судебном заседании апелляционной инстанции:

- осуждённый Волков А.М. и его защитник Шушина Н.Н. поддержали доводы апелляционной жалобы;

- потерпевшая Б*** В.А. выразила несогласие с доводами жалобы, указав на законность, обоснованность и справедливость приговора;

- прокурор Олейник О.А., аргументировав несостоятельность приведённых стороной защиты в обоснование своей позиции доводов, просил об оставлении приговора без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав выступления участников процесса, судебная коллегия не находит предусмотренных законом оснований к отмене либо изменению приговора, поскольку он является законным, обоснованным и справедливым.

Уголовное дело было рассмотрено судом с участием коллегии присяжных заседателей в связи с соответствующим волеизъявлением Волкова А.М., которому как на досудебной стадии производства по делу при ознакомлении с материалами дела, так и председательствующим в ходе предварительного слушания были разъяснены особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и юридические последствия вердикта, а также порядок и пределы обжалования постановленного на основе вердикта приговора.

Из содержания протокола судебного заседания следует, что стороны в полной мере реализовали свои права в ходе процедуры формирования коллегии присяжных заседателей, в том числе право задать вопросы кандидатам в присяжные заседатели с целью выяснения у них обстоятельств, препятствующих их участию в деле, заявить немотивированный отвод, который с учётом количества неотведённых кандидатов государственным обвинителем и стороной защиты в лице адвоката Шушиной Н.Н. был осуществлён дважды. Сторонам было также предоставлено право заявить мотивированный отвод кому-либо из кандидатов в присяжные заседатели, однако таковых ходатайств от представителей сторон не поступило.

По окончании отбора замечаний по процедуре формирования коллегии присяжных заседателей, заявлений о её тенденциозности от участников судопроизводства не поступило.

Таким образом, коллегия присяжных заседателей сформирована в точном соответствии с требованиями статьи 328 УПК РФ, и уголовное дело рассмотрено законным и беспристрастным судом.

Судебное следствие проведено с учётом установленных статьями 252 и 335 УПК РФ требований, определяющих пределы судебного разбирательства, особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, а также положений статьи 334 УПК РФ о полномочиях председательствующего и присяжных заседателей.

Соблюдение указанных положений закона обеспечивалось действиями председательствующего, связанными с принятием в судебном заседании решений об исследовании сторонами только фактических обстоятельств дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями, с недопущением доведения до них информации, способной вызвать предубеждение к подсудимому и потерпевшему, либо усомниться в доказательствах с точки зрения законности их получения.

В случае отступления от указанных правил председательствующий незамедлительно принимал необходимые меры по ограждению присяжных заседателей от указанной информации, обращаясь к ним с соответствующими разъяснениями по ходу судебного процесса.

Эти действия председательствующего не выходили за рамки отведённых ему полномочий и их нельзя признать ограничивающими права стороны защиты на выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

В ходе судебного разбирательства дела сторонам были предоставлены равные возможности в представлении и исследовании доказательств и созданы для этого необходимые условия.

Случаев необоснованного отклонения ходатайств стороны защиты о представлении доказательств либо необоснованного исключения доказательств, которые подлежали исследованию в присутствии присяжных заседателей, по материалам дела не усматривается. Напротив, в судебном заседании были исследованы только те доказательства, которые соответствуют критериям допустимости с позиции установленных уголовно-процессуальным законом императивов, а также относимости в сопоставлении с объёмом предъявленного Волкову А.М. обвинения и компетенцией коллегии присяжных заседателей, определённой положениями статьи 334 УПК РФ во взаимосвязи со статьями 252 и 335 УПК РФ. Таким образом, весь объём доказательственной информации, который стороны были вправе представить суду с учётом установленных вышеуказанными уголовно-процессуальными нормами правоограничений, до присяжных заседателей был доведён.

Судебное следствие объявлено оконченным лишь после того, как стороны сообщили суду об отсутствии у них ходатайств по исследованию других доказательств и дополнений к судебному следствию.

Прения сторон были проведены в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

Вопросы, подлежащие разрешению коллегией присяжных заседателей, составлены председательствующим с учётом предъявленного Волкову А.М. обвинения, поддержанного в суде государственным обвинителем, результатов судебного следствия, прений сторон, после обсуждения их сторонами, в ясных и понятных выражениях без использования юридических терминов. В рамках обсуждения проекта вопросного листа у сторон не имелось замечаний, дополнений и корректировок по поводу формулировки вопросов, равно как и собственных предложений по содержанию вопросов либо же постановке новых вопросов. С учётом занятой самим Волковым А.М. и поддержанной его защитником в ходе судебного разбирательства позицией, связанной с отрицанием причастности к лишению жизни потерпевшего Б*** В.И. и наличию алиби, у председательствующего отсутствовал повод к постановке частных вопросов о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности подсудимого либо изменяют её характер, влекут за собой освобождение его от ответственности.

Изложенная постановка вопросов позволяла присяжным заседателям полно и всесторонне оценить представленные доказательства и сделать вывод о виновности или невиновности подсудимого. Содержание вопросов у присяжных заседателей неясностей не вызывало и за получением от председательствующего на этот счёт каких-то пояснений они, судя по протоколу, не обращались. Обращение старшины коллегии присяжных заседателей с переданной председательствующему через секретаря судебного заседания запиской, исходя из последующих разъяснений председательствующего, приведённых в протоколе судебного заседания, было обусловлено необходимостью дополнительного разъяснения относительно порядка заполнения вопросного листа при ответах на поставленные перед коллегией вопросы и дословного содержания вариантов ответов, которые могут быть внесены в вопросный лист с учётом предусмотренных статьёй 343 УПК РФ правил. Соответствующие разъяснения председательствующим были даны с исчерпывающей полнотой.

В напутственном слове председательствующий в соответствии с предъявленным Волкову А.М. обвинением привел его существо, напомнил присяжным заседателям об исследованных доказательствах, в том числе и представленных стороной защиты, изложил позиции государственного обвинителя и защиты, озвученные в прениях, разъяснил должным образом правила оценки доказательств, в том числе показаний подсудимого, сущность презумпции невиновности, положение о толковании неустранимых сомнений в пользу подсудимого и другие вопросы из числа предусмотренных статьёй 340 УПК РФ.

В рамках, необходимых для понимания сути предъявленного обвинения, присяжным заседателям разъяснён уголовный закон, по которому подсудимый привлекается к ответственности.

При напоминании исследованных доказательств председательствующий акценты на их значимости не расставлял и, напротив, указал, что ни одно из них не имеет преимущественного значения, вне зависимости от того, относится ли то или иное из них к числу доказательств субъективного характера, либо же объективного свойства. Собственного мнения относительно достоверности того либо иного доказательства он не высказывал и в какие-либо непредусмотренные законом рамки присяжных заседателей в вопросе оценки доказательств не ставил.

Нарушений принципа объективности и беспристрастности председательствующий при обращении с напутственным словом не допустил, о чём свидетельствует также отсутствие на этот счёт возражений сторон.

Вердикт, вынесенный присяжными заседателями, является ясным, понятным и непротиворечивым и, учитывая, что председательствующий не усмотрел предусмотренных частью 5 статьи 348 УПК РФ обстоятельств в целях реализации им отнесённых к его исключительной компетенции полномочий по роспуску коллегии присяжных заседателей и направлению уголовного дела на новое рассмотрение, в силу части 2 данной статьи являлся для него обязательным.

Исходя из содержания вердикта коллегии присяжных заседателей, признанных ими фактических обстоятельств дела в сопоставлении с ответами на каждый из поставленных перед ними вопросов, в соответствии с которыми они исключили часть инкриминируемых Волкову А.М. действий, судебная коллегия не находит оснований согласиться с утверждениями стороны защиты о противоречивости и неясности вердикта.

Так, в соответствии с вопросом №1, сформулированным председательствующим относительно события деяния, связанного с причинением потерпевшему Б*** В.И. телесных повреждений, присяжным заседателям необходимо было ответить на вопрос о доказанности производства выстрела из охотничьего ружья в потерпевшего и нанесения ему удара тупым твёрдым предметом в голову, в результате чего Б*** В.И. были причинены огнестрельное пулевое проникающее сквозное ранение, от которого он скончался на места происшествия, и закрытая черепно-мозговая травма.

Во втором вопросе, вытекающем из содержания предыдущего, на разрешение присяжных заседателей был поставлен вопрос о причастности Волкова А.М. к совершению перечисленных в первом вопросе действий при условии признания их доказанными, то есть о производстве Волковым А.М. выстрела из охотничьего ружья в потерпевшего и нанесении ему удара тупым твёрдым предметом в голову, а также, соответственно, о причинении им Б*** В.И. указанных в первом вопросе телесных повреждений.

Коллегия присяжных заседателей утвердительно ответила на оба данных вопроса, исключив лишь из вопроса №1 о нанесении потерпевшему удара тупым твёрдым предметом в голову, а также, в этой связи, и из вопроса №2 указания о нанесении Волковым А.М. вышеуказанного удара.

В связи с утвердительным ответом на второй вопрос перед коллегией присяжных заседателей был поставлен вопрос №3 о виновности Волкова А.М. в совершении действий, признанных доказанными, на который присяжные заседатели также ответили утвердительно.

При таких данных каких-либо противоречий в содержании ответов коллегии присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы допущено не было, поскольку каждый из утвердительных ответов логически вытекал из предыдущего, а обстоятельства, признанные ими недоказанными, были исключены не только из вопроса №1 о событии деяния, но и из взаимосвязанного с ним вопроса №2 о причастности Волкова А.М. к совершению деяния.

Таким образом, приводимые автором жалобы аргументы о недоказанности причастности осуждённого к причинению потерпевшему закрытой черепно-мозговой травмы противоречат содержанию вердикта, свидетельствующему об обратном. Напротив, вердиктом установлены не только факты причинения Б*** А.М. телесных повреждений (как огнестрельного пулевого ранения, так и закрытой черепно-мозговой травмы) в аспекте события данного деяния, а также применения к нему насилия Волковым А.М. в виде производства выстрела их ружья, но и причинно-следственной связи между данными фактами, исходя из признания доказанным образования всего комплекса телесных повреждений именно в результате действий осуждённого.

Что же касается затронутого стороны защиты в этом аспекте довода о недоказанности причинения осуждённым потерпевшему закрытой черепно-мозговой травмы в связи с исключением из объёма обвинения Волкова А.М. нанесения удара тупым твёрдым предметом, то данные аргументы не подлежат рассмотрению судебной коллегией, поскольку направлены на переоценку признанных доказанными коллегией присяжных заседателей фактических обстоятельств, которые стороны подвергать сомнению не вправе.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей и отвечает установленным статьями 350 и 351 УПК РФ требованиям.

На основании фактических обстоятельств содеянного, как они были установлены коллегией присяжных заседателей, действия Волкова А.М. получили должную юридическую оценку и правильно квалифицированы.

Судом дано убедительное обоснование направленности умысла Волкова А.М. и мотиву его действий, которые вытекают из установленных присяжными заседателями обстоятельств дела и свидетельствуют о том, что с целью реализации преступного умысла Волков А.М. в ходе возникшей на почве личной неприязни ссоры взял из автомашины охотничье ружьё и произвёл из него выстрел в потерпевшего, причинив ему телесные повреждения, которые, в числе прочего, явились причиной его смерти. Характер фактически совершённых Волковым А.М. действий, способ причинения телесных повреждений, используемое при этом орудие и локализация причинённых потерпевшему телесных повреждений свидетельствуют в своей совокупности о прямом умысле осужденного на лишение жизни Б*** В.И.

Вопреки доводам жалобы, выводы суда по вопросам назначения осуждённому наказания должным образом мотивированы в приговоре.

При назначении наказания Волкову А.М. суд, как это видно из судебного решения, руководствуясь положениями статей 6, 43 и 60 УК РФ, учёл характер и степень общественной опасности совершённого им преступления, данные о его личности, подробным образом приведённые в приговоре, а также влияние назначаемого наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Судом были приняты во внимание смягчающие обстоятельства – явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, признание вины на досудебной стадии производства по делу, положительные характеристики, осуществление Волковым А.М. общественно-полезной деятельности, связанной с фермерством, его престарелый возраст и состояние здоровья. На эти же обстоятельства в обоснование своих доводов сделан акцент защитником Шушиной Н.Н., в связи с чем утверждения стороны защиты об их оставлении судом без внимания безосновательны, поскольку противоречат содержанию приговора.

По аналогичным мотивам не могут быть признаны обоснованными и служить основанием к изменению приговора содержащиеся в апелляционной жалобе аргументы о роли Волкова А.М. в раскрытии и расследовании преступления, совершённого им в условиях неочевидности, сообщении им значимых для установления обстоятельств происшедшего сведений, поскольку именно указанные данные и явились поводами к признанию осуждённому в качестве смягчающих обстоятельств явки с повинной и активного способствования раскрытию и расследованию преступления, о чём в приговоре приведено развёрнутое обоснование.

Во исполнение возложенных на суд обязанностей по разрешению вопросов из числа предусмотренных частью 1 статьи 299 УПК РФ, в том числе и о наличии смягчающих и отягчающих обстоятельств, на что ориентирует пункт 6 вышеназванной уголовно-процессуальной нормы, в приговоре приведено аргументированное суждение о признании Волкову А.М., наряду со смягчающими обстоятельствами, и отягчающего обстоятельства, регламентированного пунктом «к» части 1 статьи 63 УК РФ.

С учётом признанных доказанными вердиктом фактических обстоятельств, причастность к которым Волкова А.М. и его виновность в них была установлена коллегии присяжных заседателей, выразившихся в причинении осуждённым телесных повреждений потерпевшему, повлекших наступление смерти, путём производства выстрела из охотничьего ружья, в сопоставлении с экспертными выводами о характеристиках орудия преступления суд правомерно признал в качестве отягчающего обстоятельства совершение Волковым А.М. преступления с использованием оружия, что, исходя из содержания диспозиции статьи 105 УК РФ, не предусматривающей в качестве признака объективной стороны данного преступления и квалифицирующего признака убийства его совершения с использованием оружия, в рассматриваемом случае не является препятствием с учётом установленных частью 2 статьи 63 УК РФ правоограничений.

Всесторонняя и полная оценка данных о личности осуждённого в совокупности с иными юридически значимыми для разрешения вопроса о мере наказания вопроса обстоятельствами по делу позволила суду прийти к верному выводу о том, что его исправление возможно только в условиях изоляции от общества, в связи с чем ему было назначено наказание в виде лишения свободы.

Назначенное Волкову А.М. за совершённое им преступление наказание отвечает принципу справедливости и соразмерно содеянному, оснований к его смягчению, вопреки доводам стороны защиты, не имеется. При этом размер наказания определён в пределах, далёких от максимальных в сопоставлении с санкцией преступления, в совершении которого он признан виновным, предусматривающей наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет.

Каких-либо не учтённых судом или учтённых в недостаточной мере обстоятельств, которые могли бы обусловливать необходимость смягчения назначенного наказания, из материалов дела не усматривается, равно как и не приведено таковых данных и стороной защиты.

Суд уделил пристальное внимание к возможности назначения осуждённому наказания ниже низшего предела, предусмотренного санкцией совершённого им преступления, в порядке статьи 64 УК РФ и не нашёл к этому достаточных оснований, в должной степени аргументировав свой вывод об этом, который судебная коллегия не находит никаких оснований ставить под сомнение.

Ввиду справедливости назначенного Волкову А.М. наказания в виде 11 лет лишения свободы судебная коллегия не находит правовых оснований к обсуждению вопроса о возможности его условного осуждения (в связи с установленным в части 1 статьи 73 УК РФ пределом срока наказания для применения данной уголовно-правовой преференции).

По делу также не имеется предусмотренного законом повода к обсуждению вопроса о возможности применения положений части 1 статьи 62 УК РФ и части 6 статьи 15 УК РФ ввиду наличия у осуждённого отягчающего обстоятельства.

Вид исправительного учреждения, в котором надлежит отбывать наказание осуждённому, назначен верно с учётом установленных пунктом «в» части 1 статьи 58 УК РФ правил.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований согласиться с доводами стороны защиты, изложенными в апелляционной жалобе и приведёнными ею в судебном заседании суда апелляционной инстанции, о несправедливости приговора ввиду чрезмерной суровости назначенного осуждённому наказания, которое, напротив, отвечает установленным статьями 6 и 43 УК РФ целям и задачам.

Исковые требования потерпевших Б*** В.А., Б*** А.В. и Б*** М.В. о компенсации причинённого им морального вреда были разрешены в соответствии с требованиями закона, с учётом юридически значимых для этого обстоятельств. Размер подлежащей присуждению каждому из них компенсации морального вреда определён судом с учётом принципа разумности и справедливости. Выводы суда надлежащим образом аргументированы в приговоре и не вызывают сомнений у судебной коллегии.

Решение суда о взыскании с осуждённого процессуальных издержек, связанных с выплатой вознаграждения адвокату на досудебной стадии производства по делу, является правильным и основанным на законе с учётом пояснений, данных Волковым А.М., об отсутствии у него возражений на этот счёт.

Не содержится в жалобе и в выступлении стороны защиты в суде второй инстанции иных доводов, которые свидетельствовали бы о незаконности приговора и вызывали сомнения в правильности выводов суда первой инстанции по вопросам, подлежащим разрешению и отражению в приговоре, постановленном с участием коллегией присяжных заседателей.

При таком положении по результатам рассмотрения жалобы защитника судебной коллегией не установлено существенных нарушений уголовно-процессуального закона в ходе следствия и судебном рассмотрении дела, которые ставили бы под сомнение законность возбуждения, расследования дела, передачу его на стадию судопроизводства, в дальнейшем – саму процедуру судебного разбирательства и постановленного по его итогам приговора.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 38913, 38920, 38928 и 38933 УПК РФ, судебная коллегия

 

О П Р Е Д Е Л И Л А :

 

приговор Ульяновского районного суда Ульяновской области с участием присяжных заседателей от 24 июня 2019 года в отношении Волкова Александра Михайловича оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи: