Меню Содержимое
Ульяновский областной суд



Судебный акт Печать
Приговор за дезорганизацию (ч. 2 ст. 321 УК РФ) признан законным и обоснованным
Документ от 05.06.2019, опубликован на сайте 13.06.2019 под номером 81280, 2-я уголовная, УК РФ: ст. 321 ч.2 , судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Степанова Н.Н.

 Дело № 22-1018/2019

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

г. Ульяновск

5 июня 2019 года

 

 

Ульяновский областной суд в составе:

председательствующего Старостина Д.С.,

с участием прокурора Чубаровой О.В.,

адвоката Кирасирова О.Е.,

осужденного Аскерова Е.З.,

при секретаре Колчиной М.В.,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе осужденного Аскерова Е.З. на приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 24 апреля 2019 года, которым

 

АСКЕРОВ Ешгин Зираддинович,

*** судимый 21 апреля 2016 года приговором Пугачевского районного суда Саратовской области по ч. 1 ст. 318, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года, наказание отбыто 15 марта 2019 года, 

 

осужден по ч. 2 ст. 321 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

 

Приговором постановлено:

- меру пресечения Аскерову Е.З. до вступления приговора в законную силу в виде заключения под стражу оставить без изменения;

- исчислять срок отбывания наказания с 24 апреля 2019 года;

- зачесть в срок отбывания наказания время содержания под стражей  с 15 марта 2019 года по 23 апреля 2019 года;

- на основании п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ время содержания под стражей  Аскерова Е.З. с 15 марта 2019 года  по день вступления приговора в законную силу зачесть в срок лишения свободы из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии строгого режима;

- взыскать с осужденного Аскерова Е.З. в доход федерального бюджета процессуальные издержки, связанные с оплатой труда адвоката, в сумме 7830 рублей.

 

В приговоре решены вопросы, связанные с вещественными доказательствами.

 

Апелляционное представление государственным обвинителем отозвано в соответствии с ч. 3 ст. 389.8 УПК РФ до начала судебного заседании суда апелляционной инстанции.

 

Доложив содержание приговора суда, доводы апелляционной жалобы, заслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции

 

УСТАНОВИЛ:

 

Аскеров Е.З. осужден за применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности. 

 

Преступление совершено в г. Димитровграде Ульяновской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

 

В апелляционной жалобе осужденный Аскеров Е.З. считает приговор незаконным и необоснованным в связи с несоответствием выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, искажением судом содержания исследованных доказательств.

Мотивирует тем, что он не применял насилия к потерпевшему К*** В.Ю., показания которого, наряду с показаниями других сотрудников исправительного учреждения, являются недостоверными, обусловлены их служебной солидарностью.

Показания свидетеля Ч*** М.П. о наличии у потерпевшего ушиблено- резаной раны были опровергнуты заключением судебной медицинской экспертизы, согласно которому у него имелась лишь ссадина, полученная от воздействия тупого твердого предмета в результате падения.

Также не нашли своего подтверждения и показания этого свидетеля о жалобах потерпевшего на головную боль, рвоту и т.п. При этом суд в приговоре умолчал, что повреждение у потерпевшего, как это следует из заключения экспертизы, произошло, вероятнее всего, при падении.

Согласно показаниям свидетеля П*** А.Е., она, находясь в пункте видеонаблюдения, видела через монитор на крыше здания штрафного изолятора трех осужденных, лица которых не представилось возможным разглядеть, поскольку они были перевязаны майками. Этот факт ставит под сомнение показания потерпевшего, что он столкнулся именно с ним (Аскеровым Е.З.).

Впоследствии свидетель П*** А.Е. дала показания, противоречащие ее же первоначальным показаниям, утверждая, что насилие к потерпевшему применил Аскеров Е.З.

На исследованных судом видеозаписях не зафиксировано момента применения насилия к К*** В.Ю. Полагает, что следует истребовать эту видеозапись, в случае же отсутствия таковой, просит признать показания свидетеля П*** А.Е. ложными.

Автор жалобы не отрицает факта своего задержания на крыше здания штрафного изолятора сотрудником исправительного учреждения Н*** М.Ш., которому он сопротивления не оказывал, а также не применял насилия к потерпевшему К*** В.Ю., единственные показания которого не могут говорить о совершении в отношении него вышеуказанного преступления, учитывая, что показания Аскерова Е.З. о непричастности к данному преступлении являются последовательными, а все сомнения в виновности должны толковаться в пользу осужденного.

Кроме этого, обращает внимание, что в том же месте, как следует из исследованных доказательств, находились другие осужденные, что также говорит о его непричастности к применению насилия в отношении К*** В.Ю.

Полагает, что показания потерпевшего были вызваны стремлением оправдать ненадлежащее исполнение им своих служебных обязанностей, а телесное повреждение он мог получить в результате самостоятельного падения, как и повредить одежду.

В связи с этим просит оспариваемый приговор отменить и вынести оправдательный приговор.

 

В судебном заседании апелляционной инстанции:

- осужденный Аскеров Е.З. и адвокат Кирасиров О.Е. поддержали доводы апелляционной жалобы, просили об отмене обвинительного приговора и вынесении оправдательного приговора;

- прокурор Чубарова О.В. возражала против доводов апелляционной жалобы, обосновав их несостоятельность, просила приговор суда оставить без изменения.

 

Проверив материалы дела, заслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции считает, что приговор суда является законным, обоснованным и справедливым.

 

Обстоятельства совершенного осужденным Аскеровым Е.З. преступления судом первой инстанции установлены правильно и полно.

 

Выводы суда о виновности осужденного соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на исследованной в судебном заседании достаточной совокупности доказательств, которым суд в соответствии со ст. 88 УПК РФ дал в приговоре надлежащую оценку.

 

Вопреки доводам апелляционной жалобы, тщательный и объективный анализ исследованных в ходе судебного следствия доказательств, в том числе показаний осужденного, потерпевшего, свидетелей, а также результатов следственных действий и других доказательств, подробно изложенных в приговоре, дал суду основания сделать верные выводы о совершении Аскеровым Е.З. вышеуказанного преступления.

Взятые в основу таких выводов доказательства получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой, поэтому обоснованно признаны допустимыми и достоверными.

 

Как верно установлено судом первой инстанции, 29 декабря 2018 года   сотрудник места лишения свободы К*** В.Ю., осуществлявший служебную деятельность в составе оперативной группы дежурной смены, прибыл по указанию дежурного помощника начальника колонии в чердачное помещение здания штрафного изолятора, расположенного на территории ФКУ ИК-3 УФСИН России по Ульяновской области и приступил к мероприятиям, связанным с обнаружением и задержанием  осужденных, незаконно находившихся в данном помещении.

При этом осужденный Аскеров Е.З., находившийся в нарушение правил внутреннего распорядка исправительного учреждения в указанном чердачном помещении, с целью воспрепятствования законным действиям К*** В.Ю., умышленно нанес потерпевшему удары ногой по голени правой ноги и в область спины, а также удар рукой по голове, причинив К*** В.Ю. физическую боль и ссадину в области передней поверхности правой голени, не расценивающуюся как вред здоровью человека, то есть применил насилие, не опасное для жизни и здоровья.

 

Доказательства, представленные стороной обвинения, описанные в приговоре, не содержат каких-либо существенных противоречий, которые могли бы повлиять на правильное установление судом фактических обстоятельств уголовного дела.

 

Доводы стороны защиты и осужденного Аскерова Е.З. о непричастности последнего к вышеуказанному преступлению, судом первой инстанции проверены и получили надлежащую оценку в приговоре как опровергающиеся совокупностью исследованных доказательств.

 

Вопреки утверждениям апелляционной жалобы, совершение Аскеровым Е.З. указанного выше умышленного преступного деяния подтверждается совокупностью достоверных доказательств.

 

Так, свидетель П*** А.Е., являющаяся оператором группы надзора отдела безопасности ФКУ ИК-3 УФСИН России по Ульяновской области, суду показала, что около 2 часов 29 декабря 2018 года обнаружила, что объектив видеокамеры, установленной в камере № 10 помещения камерного типа (далее – ПКТ), занавешен. При просмотре видеокамер было обнаружено движение на крыше здания ПКТ троих осужденных, лица которых были скрыты майками. О случившемся она в установленном порядке доложила руководству, после чего для задержания осужденных направились сотрудники исправительного учреждения К*** В.Ю. и Н*** М.Ш. Впоследствии от сотрудников исправительного учреждения ей стало известно, что осужденный Аскеров Е.З. применил в отношении К*** В.Ю. насилие.

 

Потерпевший К*** В.Ю. подробно показал о том, что во время его дежурства в качестве сотрудника оперативной группы, около 2 часов 29 декабря 2018 года, поступило сообщение от дежурного помощника начальника исправительного учреждения о том, что трое осужденных выбрались из камеры ПКТ в чердачное помещение здания. В связи с этим они совместно с Н*** М.Ш. в указанном помещении стали искать осужденных. Заметив силуэт человека, он (потерпевший) подал команду остановиться, стал осуществлять преследование. В это время неожиданно появился осужденный Аскеров Е.З., который нанес ему удар ногой по правой голени, от которого он испытал боль и упал на грудь. При попытке подняться Аскеров Е.З. ударил его ногой в спину. В тот момент, когда приподнял голову и увидел еще двоих человек, Аскеров Е.З. ударил его рукой по голове, он вновь попытался встать, но Аскеров Е.З. схватил его за куртку и с силой дернул, отчего он вновь упал, у него порвался бушлат, оторвались капюшон и погон. Он стал звать на помощь Н*** М.Ш., после чего Аскеров Е.З. и двое других лиц стали разбегаться в разные стороны. Н*** М.Ш. при этом задержал Аскерова Е.З., который был сопровожден в комнату досмотра.

 

Из должностной инструкции старшего инженера группы по охране труда и технике безопасности  центра трудовой адаптации  осужденных ИК-3 – старшего лейтенанта  внутренней службы К*** В.Ю., приказа № 5***-лс от 27 февраля 2017 года, суточной ведомости надзора за осужденными на период с 8 часов 28 декабря 2018 года до 8 часов 29 декабря 2018 года следует, что К*** В.Ю. является сотрудником места лишения свободы, 29 декабря 2018 года осуществлял свою служебную деятельность.

 

Показания потерпевшего К*** В.Ю. об обстоятельствах задержания Аскерова Е.З. согласуются с показаниями свидетеля Н*** М.Ш., который также подтвердил, что бушлат К*** В.Ю. был порван, оторваны капюшон и погон, К*** В.Ю. сообщил о примененном к нему насилии осужденным Аскеровым А.Е.

 

Аналогичные показания потерпевший К*** В.Ю. и свидетель Н*** М.Ш  давали в ходе проверок их на месте.

 

Свидетель Ч*** М.П. суду дала показания о проведении медицинского осмотра К*** В.Ю., в ходе которого была обнаружена на правой голени ушиблено-резаная рана, К*** В.Ю. высказывал жалобы на головную боль, позывы к рвоте, говорил, что Аскеров Е.З. нанес ему несколько ударов руками и ногами.

 

Свидетель К*** П.В. показал, что от К*** В.Ю. ему стало известно, что Аскеров Е.З. применил к нему насилие.

 

Свидетель С*** М.С. суду показал, что 29 декабря 2018 года в помещениях камерного типа осужденные устроили беспорядки, по рации прошло сообщение, что трое осужденных находятся в чердачном помещении. Через некоторое время он увидел К*** В.Ю., сопровождающего осужденного Аскерова Е.З., при этом К*** В.Ю. прихрамывал. В комнате досмотров Аскеров Е.З. стал нарушать порядок, портить имущество. От К*** В.Ю. ему стало известно, что Аскеров Е.З. в чердачном помещении применил к нему насилие.

 

Как следует из протокола осмотра места происшествия, решетка на окне  камеры № 10  ПКТ ФКУ ИК-3, где содержался Аскеров Е.З., имеет повреждения,  видеокамера занавешена.

 

В ходе осмотра чердачного помещения здания ПКТ обнаружены капюшон от форменного бушлата и погон, принадлежащие К*** В.Ю. Конструкция здания и крыши позволяет проникнуть из окна камеры № 10 в чердачное помещение.

 

Согласно протоколу осмотра видеозаписей с камер наблюдения, установленных в исправительном учреждении, зафиксировано нахождение трех осужденных в чердачном помещении здания ПКТ, а также факт доставления К*** В.Ю. осужденного Аскерова Е.З. после задержания в комнату досмотров.

 

Согласно заключению судебной медицинской экспертизы от 2 января 2019 года у К*** В.Ю. была обнаружена ссадина в области передней поверхности правой голени, которая не причинила вреда здоровью, получена от действия тупого предмета, вероятнее всего, при падении, возможно – 29 декабря 2018 года.

 

Действительно, диагноз «Сотрясение головного мозга», постановленный под вопросом в медицинской справке, оформленной начальником филиала МЧ-3 ФКУЗ МСЧ-73 ФСИН России Ч*** М.П., в ходе проведенной экспертизы не нашел своего подтверждения, но такой вывод, вопреки доводам апелляционной жалобы, не порочит как показаний потерпевшего К*** В.Ю., так и показаний свидетеля Ч*** М.П.

Отражение в медицинской справке имевшегося у потерпевшего повреждения в области передней поверхности правой голени как «ушиблено-резаная рана» не опровергает виновность осужденного, учитывая, что Ч*** М.П. не являлась экспертом, а характер телесного повреждения и точное его описание были конкретизированы в ходе проведения экспертизы.

Данная экспертиза проведена высококвалифицированным экспертом, в заключении приведены мотивированные обоснования выводов заключения, в связи с чем оснований для назначения дополнительной либо повторной экспертизы суд апелляционной инстанции не находит.

Что же касается вероятностных выводов заключения экспертизы о возможности получения потерпевшим телесного повреждения при падении, то они существенно не влияют на выводы, изложенные в приговоре, о виновности Аскерова Е.З., учитывая, что и падение потерпевшего произошло в результате преступных действий осужденного.

В связи с этим не имеется оснований подвергать сомнению объективные и мотивированные выводы приговора суда по доводам осужденного, изложенным непосредственно в судебном заседании апелляционной инстанции, в части показаний потерпевшего, не исключившего возможность получения телесного повреждения при таком падении.

Применение Аскеровым Е.З. к потерпевшему насилия, не опасного для жизни и здоровья, в данном случае выразилось не только в причинении этого телесного повреждения, но и в нанесении других ударов.

 

Доводы осужденного об отсутствии видеозаписи момента применения насилия к К*** В.Ю., учитывая наличие достаточной совокупности доказательств, опровергающих утверждения Аскерова Е.З. о непричастности к вышеуказанному преступлению, также существенно не влияют на выводы приговора суда.

 

Свидетели А*** К.А. и А*** Л.А., содержавшиеся в день рассматриваемых событий в одной камере с Аскеровым Е.З., также не подтвердили свою причастность к указанному выше преступлению, что, в свою очередь,  говорит о достоверности показаний потерпевшего о применении к нему насилия именно осужденным Аскеровым Е.З., задержанным непосредственно после совершения преступления.  

 

Правильность и объективность оценки, данной судом первой инстанции в приговоре всем доказательствам и доводам стороны защиты, сомнений у суда апелляционной инстанции не вызывает.

 

Утверждения осужденного и защитника о том, что необоснованному уголовному преследованию Аскеров Е.З. был подвергнут в связи с заинтересованностью сотрудников исправительного учреждения, какими-либо объективными доказательствами не подтверждаются, а, напротив, опровергаются доказательствами, представленными стороной обвинения, полностью согласующимися между собой.

При этом прекращение уголовного преследования других лиц, ранее подозревавшихся в причастности к рассматриваемому по настоящему уголовному делу преступлению, каким-либо образом не говорит о непричастности к данному преступному деянию Аскерова Е.З.

Каких-либо данных, говорящих о том, что потерпевший К*** В.Ю. оговорил Аскерова Е.З., суд апелляционной инстанции не усматривает.

 

Объективных сведений, дающих основания полагать о фальсификации доказательств по данному делу, провокационных действиях в отношении Аскерова Е.З., заинтересованности иных лиц в исходе уголовного дела, незаконном его осуждении, не имеется.

 

Судом действия Аскерова Е.З. правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 321 УК РФ.

 

Квалификация действий осужденного в приговоре мотивирована, основана на совокупности исследованных доказательств, каких-либо взаимоисключающих выводов, не соответствующих фактическим обстоятельствам дела, судом не допущено.

 

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами приговора, полагает что все доводы осужденного и стороны защиты, приводимые как в судебном заседании первой инстанции, так и в апелляционной жалобе, которые по своей сути являются аналогичными, следует расценивать лишь как избранный способ защиты от предъявленного Аскерову Е.З. обвинения.

 

Судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проведено всесторонне, полно и объективно.

 

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, обвинительного уклона судом допущено не было.

 

Все доказательства исследованы судом по инициативе сторон, заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке.

Право на защиту осужденного нарушено не было, его защита, как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании осуществлялась адвокатами, занимавшими согласованную с подзащитным позицию по делу.

 

Подлежащие доказыванию обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, установлены и в приговоре изложены правильно. Приговор постановлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, нарушений положений ст. 307 УПК РФ, которые являлись бы основанием для отмены либо изменения приговора, не допущено, доказательствам и доводам сторон дана надлежащая оценка.

 

Выводами заключения судебной психиатрической экспертизы подтверждается, что осужденный во время совершения преступления осознавал свои действия и мог руководить ими, в связи с чем обоснованно признан судом вменяемым и подлежащим уголовной ответственности.

 

Судом первой инстанции сделан верный вывод о необходимости назначения осужденному наказания в виде реального лишения свободы.

 

Так, при назначении Аскерову Е.З. наказания судом были учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, влияние наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, сведения о личности виновного, имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства, перечисленные в приговоре, в том числе наличие малолетнего ребенка.

 

Оснований для признания каких-либо иных смягчающих наказание обстоятельств не имеется также и по доводам осужденного о наличии у него второго малолетнего ребенка. Суд апелляционной инстанции учитывает, что официальным документом подтверждено наличие у Аскерова Е.З. одного малолетнего ребенка.

Правильно судом признан отягчающим наказание обстоятельством рецидив преступлений, в связи с чем суд руководствовался требованиями ч. 2 ст. 68 УК РФ.

 

Исходя из совокупности всех установленных по делу фактических обстоятельств, связанных, в том числе, с событиями совершенного преступления и личностью осужденного, суд апелляционной инстанции полагает о недостаточности исправительного воздействия в случае назначения осужденному наказания, не связанного с лишением свободы.

 

Выводы суда о необходимости назначения Аскерову Е.З. реального лишения свободы, а также об отсутствии возможности для условного осуждения в соответствии со ст. 73 УК РФ, в приговоре мотивированы.

 

Основания для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, назначения наказания с применением положений ст. 64, ч. 1 ст. 62, ч. 3 ст. 68 УК РФ отсутствуют, все имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства в полной мере судом учтены при определении срока наказания в виде лишения свободы.

 

Назначенное наказание является справедливым, соответствующим обстоятельствам, тяжести совершенного преступления и личности осужденного, в связи с чем смягчению не подлежит, уголовный закон судом применен правильно.

 

Судом также сделан верный вывод о том, что лишение свободы осужденный должен отбывать в исправительной колонии строгого режима, что соответствует требованиям п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

 

Решение о взыскании с осужденного процессуальных издержек соответствует требованиям стст. 131, 132 УПК РФ.

 

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не усматривается.

 

На основании изложенного, руководствуясь стст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 24 апреля 2019 года в отношении Аскерова Ешгина Зираддиновича оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

 

Председательствующий