Меню Содержимое
Ульяновский областной суд



Судебный акт Печать
Ст.6.3 КоАП РФ
Документ от 06.06.2019, опубликован на сайте 17.06.2019 под номером 81179, Админ. 1 пересмотр, КоАП: ст. 6.3, Изменено
УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Хайбуллов И.Р.                                                         Дело № 12-120/2019

 

Р Е Ш Е Н И Е

 

г. Ульяновск                                                                             6 июня 2019 года

 

Судья Ульяновского областного суда Буделеев В.Г.,

при секретаре  Насыбулловой Э.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по жалобе законного представителя Государственного учреждения – Ульяновское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации - Фролова Сергея Валентиновича на постановление судьи Ленинского районного суда города Ульяновска от 11 апреля 2019 года,

 

установил:

 

постановлением судьи Ленинского районного суда города Ульяновска от 11.04.2019 Ульяновское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации (далее Ульяновское отделение Фонда социального страхования) привлечено к административной ответственности по ст.6.3 КоАП РФ, ему назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 10 000 рублей.

 

В жалобе, направленной в Ульяновский областной суд, управляющий Ульяновского отделения Фонда социального страхования Фролов С.В. не соглашается с постановлением судьи, полагает его подлежащим отмене.

В обоснование жалобы указывает, что суд исключил из объема вины учреждения ряд нарушений, включая п.п.2.3 и 2.4, раздел III СП 1.1.1058-01  без приведения мотивов и без указания, в чем именно состоит нарушение осуществления производственного контроля. При этом судом не дана оценка доводам о фактическом осуществлении производственного контроля посредством проведения в 2015 году специальной оценки условий труда рабочих мест.

Полагает, что региональное отделение является балансодержателем только части помещений, а не всего здания в целом. Проведение мероприятий дератизации на части помещений является неэффективным.

Указывает на отсутствие в момент проведения проверки признаков наличия грызунов в помещениях, что свидетельствует о соблюдении санитарных норм при эксплуатации указанных помещений.

Вменяемыми нормами не предусмотрено составление протокола объективного санитарно-эпидемиологического исследования на наличие грызунов на объекте, а также договора на проведение дератизационных мероприятий.

Кроме того, судом не учтено, что протокол составлен с нарушением положений ст. 28.5 КоАП РФ, а также представителю отделения не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ. Считает, что выявленные нарушения свидетельствует о малозначительности вменяемого деяния.

Подробно позиция Фролова С.В. изложена в жалобе и поддержана в судебном заседании.

 

Изучив доводы жалобы, заслушав пояснения защитника юридического лица Кольник И.И., поддержавшую и дополнившую доводы жалобы, проверив материалы дела в соответствии с ч.3 ст.30.6 КоАП РФ в полном объеме, прихожу к выводу о том, что действия Ульяновского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации  верно квалифицированы по ст. 6.3 КоАП РФ, устанавливающей ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий.

 

Из постановления об административном правонарушении следует, что в вину Ульяновскому отделению Фонда социального страхования вменены нарушения:

-  требований статей 11, 32 Федерального закона от 30.03.1999 №52-ФЗ «О санитарно - эпидемиологическом благополучии населения», требования пунктов 1.5, 2.1, 2.2 и 2.6 СП 1.1.1058-01 «Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий», выразившиеся в необеспечении производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий;

- требований статей 24, 29 Федерального закона от 30.03.1999 №52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», требования пунктов 2.2, 3.3 СП 3.5.3.3223-14 «Санитарно-эпидемиологические требования к организации и проведению дератизационных мероприятий», поскольку учреждением не заключен договор на проведение дератизационных мероприятий в помещениях обособленного структурного подразделения, не проводится регулярное обследование и оценка состояния производственных помещений с целью учета численности грызунов, определения заселенности строений грызунами, не проводятся профилактические мероприятия, предупреждающие заселение объектов грызунами, не предоставлены протоколы объективного санитарно-эпидемиологического обследования на наличие грызунов на объекте.

 

Оценивая доводы жалобы в части нарушений санитарно-эпидемиологических требований к организации и проведению дератизационных мероприятий, прихожу к выводу о том, что они не влекут признание состоявшегося судебного акта в данной части незаконным.

 

Так, неверным является толкование автором жалобы п. 2.2 СП 3.5.3.3223-14, поскольку дератизационные мероприятия, направленные на борьбу с грызунами, должны проводиться как на объектах в городских, так и сельских населенных пунктах. Тогда как в пригородной части населенных пунктов или зонах рекреации данные мероприятия, кроме указанных случаев, должны осуществляться и на территориях природных очагов инфекционных болезней. Данное толкование п.2.2 СП 3.5.3.3223-14 не противоречит требованиям, содержащимся в п.2.3 указанных санитарных правил.

Само по себе указание в постановлении о том, что непроведение дератизационных мероприятий состоит, в том числе в незаключении договора на проведение дератизационных мероприятий и в непредоставлении протоколов объективного санитарно-эпидемиологического обследования на наличие грызунов, не свидетельствует о незаконности постановления в данной части, поскольку является указанием на возможные формы действий, свидетельствующих о проведении дератизационных мероприятий, доказательств осуществления которой не представлено.

Из смысла и содержания положений Федерального закона от 30.03.1999 №52-ФЗ «О санитарно - эпидемиологическом благополучии населения» Федерального закона от 30.03.1999 №52-ФЗ «О санитарно - эпидемиологическом благополучии населения» и указанных санитарных правил не следует, что для проведения дератизационных мероприятий необходимо установление признаков наличия  грызунов. В связи с этим довод жалобы в данной части подлежит отклонению.

Не основанными на верном толковании закона являются доводы жалобы о допущенных процессуальных нарушениях, выразившихся в неразъяснении ст.51 Конституции РФ и нарушении сроков составления протокола об административном правонарушении. Данным доводам судьей районного суда дана верная правовая оценка, с которой следует согласиться.

Вместе с тем полагаю, что по делу имеются основания для изменения состоявшегося судебного акта.

Вменяя юридическому лицу нарушение требований пунктов 1.5, 2.1, 2.2 и 2.6 СП 1.1.1058-01, выразившееся в необеспечении производственного контроля, суд исключил из объема вины указанного лица нарушение им пунктов 2.3, 2.4, 2.5, 2.7 и раздела III СП 1.1.1058-01.

В то же время именно данные пункты и раздел III санитарных правил СП 1.1.1058-01 регламентируют вопросы того, какие объекты подлежат производственному контролю, что в себя включает производственный контроль для каждого из видов объектов, какие требования к программе (плану) производственного контроля предъявляются и, какие мероприятия должен в себя включать контроль исходя из вида объекта и степени потенциальной опасности для человека деятельности (выполняемой работы, оказываемой услуги), осуществляемой на объекте производственного контроля, мощности объекта, возможных негативных последствий нарушений санитарных правил.

Из пунктов 1.5 и 2.1 СП 1.1.1058-01 следует, что производственный контроль проводится юридическими лицами именно в соответствии с осуществляемой ими деятельностью, тогда как в рассматриваемом случае выводы о доказанности обстоятельств совершения юридическим лицом вменяемого правонарушения в данной части, с учетом вмененных пунктов, являются преждевременными, и с учетом положений ч.ч.1,4 ст.1.5 КоАП РФ подлежат исключению из объема вины.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст.ст. 3.1, 4.1 КоАП РФ прихожу к выводу о  необходимости назначения более мягкого наказания в пределах санкции статьи 6.3 КоАП РФ.

При таких обстоятельствах отсутствует необходимость в устранении технической описки, допущенной судом при указании реквизитов получателя штрафа.

 

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.30.1-30.9 КоАП РФ, судья

 

решил:

 

постановление судьи Ленинского районного суда города Ульяновска от 11 апреля 2019 года изменить.

Исключить из объема вины Ульяновского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации выводы о нарушении требований статей 11, 32 Федерального закона от 30.03.1999 №52-ФЗ «О санитарно- эпидемиологическом благополучии населения», требований пунктов 1.5, 2.1, 2.2 и 2.6 СП 1.1.1058-01 «Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий».

Назначить Ульяновскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации наказание в виде предупреждения.

В остальном постановление оставить без изменения.

 

Судья                                                                                                            В.Г. Буделеев