Меню Содержимое
Ульяновский областной суд



Судебный акт Печать
Приговор за превышение должностных полномочий сотрудником полиции, умышленном причинении тяжкого вреда здоровью признан законным, обоснованным и справедливым
Документ от 07.02.2018, опубликован на сайте 12.02.2018 под номером 71329, 2-я уголовная, УК РФ: ст. 111 ч.1; ст. 286 ч.3 п. а , судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Русский Д.В.                                                                                Дело № 22-193/2018

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Ульяновск                                                                                                  07 февраля 2018 года

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Кислицы М.Н.,

судей          Старостина Д.С. и Львова Г.В.,

с участием прокурора Чубаровой О.В.,

адвоката Пильщиковой Л.Н.,

осужденного Автаева Н.В.,

при секретаре Абрамовой Т.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе адвоката Пильщиковой Л.Н. на приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 19 декабря 2017 года, которым

 

АВТАЕВ Николай Владимирович,

*** несудимый,

 

осужден:

- по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 6 лет с лишением права занимать должности в правоохранительных органах РФ, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 3 года;

- по ч. 1 ст. 111 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 4 года 6 месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет 6 месяцев с лишением права занимать должности в правоохранительных органах РФ, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 3 года, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении Автаеву Н.В. изменена на заключение под стражу в зале суда.

Приговором постановлено:

- срок отбывания наказания Автаеву Н.В. исчислять с 19 декабря 2017 года;

- взыскать с Автаева Н.В. в доход федерального бюджета процессуальные издержки, связанные с выплатой адвокату вознаграждения за оказание юридической помощи по назначению в период предварительного следствия, в сумме 1100 рублей;

- признать за гражданским истцом Г*** Д.С. право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В приговоре решены вопросы, связанные с вещественными доказательствами.

Апелляционное представление государственным обвинителем отозвано в соответствии с ч. 3 ст. 389.8 УПК РФ до начала заседания суда апелляционной инстанции.

Заслушав доклад судьи Старостина Д.С., выступления участников процесса, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

Автаев Н.В. признан виновным в превышении должностных полномочий, то есть совершении должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства, с применением насилия, а также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Преступления совершены 16 октября 2016 года в г. Димитровграде Ульяновской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

 

В апелляционной жалобе адвокат Пильщикова Л.Н. в интересах осужденного Автаева Н.В. считает приговор суда незаконным и необоснованным, мотивируя тем, что его виновность не нашла своего объективного подтверждения в судебном заседании.

Полагает, что Автаев Н.В. действовал в отношении потерпевшего Г*** Д.С. исключительно правомерно, в соответствии с предоставленными ему Федеральным законом РФ «О полиции» полномочиями, с целью пресечения совершения административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП РФ.

Действия сотрудников полиции были обусловлены неправомерным поведением потерпевшего Г*** Д.С., учитывая, что он вел себя агрессивно, оказывал сопротивление, не выполнял их законные требования, связанные с необходимостью проследовать в патрульный автомобиль для доставления на медицинское освидетельствование.

Потерпевший Г*** Д.С. в судебном заседании подтвердил, что при задержании он упал, после чего к нему были применены специальные средства (наручники), затем сотрудники полиции Автаев Н.В. и С*** А.В. взяли его под руки и поместили в автомобиль.

Обращает внимание, что именно при падении потерпевшего в ходе задержания у него и были повреждены шейные позвонки. В том случае, если бы падение происходило с автомобиля, как об этом указано в приговоре, то вывих шейных позвонков мог носить иной характер.

Допрошенный в ходе предварительного следствия эксперт О*** А.А. показал, что в медицинских документах врачами был указан вывих шейного позвонка, но объем и локализация повреждения связочного аппарата, а также поверхности, на которых он расположен, не описан. В связи с этим, учитывая, что конкретные сведения об условиях удара головой с точной локализацией этого удара в области головы отсутствуют, имеющееся неполное описание в медицинских документах вывиха шейного позвонка не позволило комиссии экспертов с точностью определить механизм образования травмы.

Вместе с тем, как указывает автор жалобы, результаты проведенной магнитно-резонансной томографии дают основания сделать подробное описание травм, имевшихся у потерпевшего.

В связи с этим считает необоснованным заключение экспертизы, взятое в основу приговора. в котором недостаточно аргументированы его выводы, в ходе экспертизы не применены правильно необходимые методы исследования.

При таких обстоятельствах судом первой инстанции было необоснованно отказано в назначении повторной судебной медицинской экспертизы, несмотря на то, что по делу нарушены процессуальные права участников уголовного судопроизводства, порядок назначения и производства экспертизы, что повлияло на содержание выводов экспертов.

Поэтому имеется необходимость в назначении повторной судебной медицинской экспертизы для объективного установления обстоятельств, в результате которых потерпевшим была получена травма позвоночника.

Судом при вынесении обвинительного приговора также не учтено, что специальные средства Автаев Н.В. применял к потерпевшему совместно со С*** А.В., в отношении которого и других сотрудников полиции было отказано в возбуждении уголовного дела.

В соответствии с ч. 2.1 ст. 58 УПК РФ стороне защиты не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в деле специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную функцию, тогда как суд отказал и допросе эксперта в качестве специалиста по делу.

Приводит доводы также и о необоснованности квалификации действий осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ, поскольку такие действия в силу уголовного закона охватываются составом преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ и дополнительной квалификации не требуют, положения ч. 3 ст. 69 УК РФ применению в данном случае не подлежат.

Обращает внимание, что Автаев Н.В. не судим, длительное время проходил службу в органах внутренних дел, характеризуется положительно, является ветераном боевых действий, к административной ответственности не привлекался, на учете в медицинских учреждениях, в том числе у нарколога, не состоит, характеризуется положительно также и по месту жительства, женат, имеет несовершеннолетнего ребенка. При этом его супруга и ребенок находились на полном иждивении осужденного, мать которого также нуждается в постоянной помощи и уходе.

Просит Автаева Н.В. оправдать в связи с отсутствием в его действиях состава преступлений.

 

В судебном заседании апелляционной инстанции:

- адвокат Пильщикова Л.Н. и осужденный Автаев Н.В. поддержали доводы апелляционной жалобы, просили об отмене обвинительного приговора суда и вынесении оправдательного приговора.

- прокурор Чубарова О.В. возражала против доводов апелляционной жалобы, обосновав их несостоятельность, просила приговор суда оставить без изменения.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав выступления участников процесса, судебная коллегия считает приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

 

Выводы суда первой инстанции о виновности Автаева Н.В. в совершении вышеуказанных преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на достаточной совокупности всесторонне исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, которым суд в соответствии со ст. 88 УПК РФ дал в приговоре надлежащую оценку.

 

Взятые в основу приговора доказательства вины осужденного получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой, правильно судом признаны допустимыми и достоверными.

 

Вопреки утверждениям апелляционной жалобы, доводы Автаева Н.В. и его защитника о невиновности осужденного всесторонне проверены судом и не нашли своего объективного подтверждения.

 

Судом правильно установлено. что Автаев Н.В., являясь полицейским (водителем) мобильного взвода отдельной роты патрульно-постовой службы полиции МО МВД России «Димитровградский», то есть должностным лицом правоохранительного органа, осуществляющим функции представителя власти наделенным распорядительными полномочиями в отношении лиц при охране общественного порядка, находясь 16 октября 2016 года при исполнении должностных обязанностей на участке местности между домами № 291А и 293 по ул. Куйбышева в г. Димитровград Ульяновской области, превысил должностные полномочия, незаконно применил к Г*** Д.С. насилие и умышленно причинил его здоровью тяжкий вред.

 

Эти обстоятельства подтверждаются показаниями потерпевшего Г*** Д.С., согласно которым 16 октября 2016 года он находился в квартире у К*** С.В., где также находился Ш*** О.В., откуда они намеревались ехать в г. Москва на работу поездом. Выйдя на улицу из дома, в котором располагалась квартира К*** С.В., они увидели сотрудника полиции К*** С.Ю., с которым незадолго до этого у них возникла конфликтная ситуация, поскольку тот без разрешения зашел в квартиру К*** С.В. Кроме него там находились другие сотрудники полиции (Автаев Н.В., С*** А.В. и З*** Р.М.). Недалеко от них находился патрульный автомобиль полиции марки «УАЗ». Автаев Н.В. предложил представить документы для установления личности и проехать на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, несмотря на то, что степень опьянения у них была незначительной, их вид не оскорблял человеческое достоинство. Он (потерпевший) отказался предоставить паспорт, пояснив, что они опаздывают на поезд. При этом сотрудники полиции С*** А.В. и Автаев Н.В. предложили им проследовать в автомобиль (в отсек для задержанных), отчего они с Ш*** стали отказываться. Автаев Н.В. стал подталкивать его (потерпевшего) к патрульному автомобилю, но он не хотел в него садиться и отошел в сторону, после чего достал из кармана звонивший мобильный телефон, хотел ответить на звонок. В это время Автаев Н.В. подошел к нему и ударил его по руке, в которой находился телефон. В результате телефон упал на асфальт, Автаев Н.В. растоптал стилус, после чего Автаев Н.В. ударил его рукой в грудь, а также ногой по левой ноге, отчего он упал грудью на землю. Затем Автаев Н.В. завел ему руки за спину, в этот момент порвался рукав куртки потерпевшего. По просьбе Автаева Н.В. к ним подошел С*** А.В., надел на руки потерпевшего наручники, после чего они подвели его к автомобилю и посадили на пол отсека для задержанных. В это время он встал на ноги, после чего Автаев Н.В. стал силой его усаживать в отсек. Не желая садиться в автомобиль, он встал левой ногой на подножку отсека, правой ногой – на порог отсека, после чего выпрямился, его грудь упиралась в крышу. Неожиданно он почувствовал сильный удар в спину от стоящего рядом Автаева Н.В., прогнулся вперед, ударившись грудной клеткой о крышу и, потеряв равновесие, не имея возможности балансировать руками, с высоты отсека упал назад на асфальт и ударился правой частью головы, шеи и плечевого сустава, отчего испытал сильную физическую боль в этих областях. Непосредственно после этого у него онемели ноги, ими он не мог пошевелить. После этого он был помещен в отсек для задержанных Автаевым Н.В. и С*** А.В. К моменту приезда в больницу у него были парализованы руки и ноги, на каталке его отвезли в приемное отделение. Впоследствии он перенес несколько сложных операций, в настоящее время прикован к постели, нуждается в постоянном постороннем уходе.

 

Такие показания потерпевшего являются последовательными, согласуются с показаниями свидетеля К*** С.В., являвшегося очевидцем указанных выше событий, подтвердившего в судебном заседании, что после отказа Г*** Д.С. проследовать в отсек для задержанных патрульного автомобиля полиции Автаев Н.В. стал наносить удары потерпевшему рукой и ногой, в результате чего потерпевший упал. После этого С*** А.В. и Автаев Н.В. завели потерпевшему руки за спину, надели наручники на его руки, помещали его в автомобиль. Г*** Д.С. наступил левой ногой на ступеньку, правой ногой – на порог отсека для задержанных автомобиля и выпрямился, упираясь грудью в крышу автомобиля. Неожиданно Автаев Н.В. нанес Г*** Д.С. удар в область спины, от которого тот потерял равновесие, развернулся в ходе падения через правое плечо и упал с высоты отсека вниз головой на асфальт, ударившись правой частью головы, шеи и плеча. После падения Г*** Д.С. встать не смог, сказал, что не чувствует ног.

 

Как следует из показаний свидетеля Г*** И.С., об аналогичных обстоятельствах совершения преступлений рассказал ему впоследствии его брат Г*** Д.С.

Из показаний свидетеля П*** И.Г., являющегося медицинским работником, следует, что 16 октября 2016 года сотрудниками полиции для освидетельствования на состояние опьянения был доставлен Г*** Д.С., который находился в тяжелом состоянии, не мог шевелить руками и ногами, хотя наличие алкоголя в выдыхаемом им воздухе свидетельствовало о том, что он мог выпить водки лишь накануне, а на следующий день употребить пиво.

 

Достоверность показаний потерпевшего Г*** Д.С. подтверждается и тем, что в ходе расследования уголовного дела были изъяты куртка, принадлежащая потерпевшему, проездной документ на поезд в г. Москва на имя Г*** Д.С. (время отбытия поезда – 16 часов 43 минуты 16 октября 2016 года), а также принадлежащий ему мобильный телефон.

 

Экспертным путем было установлено, что куртка имеет повреждения в правой и левой подмышечной областях по шву, образованные от значительного натяжения, а телефон имеет повреждения, которые могли образоваться при обстоятельствах, изложенных Г*** Д.С.

 

Согласно заключению судебной медицинской экспертизы № 293 от 19 мая 2017 года у потерпевшего Г*** Д.С. были установлены телесные повреждения: закрытая позвоночно-спинномозговая травма в виде ссадины в области шеи справа (в надключичной области), опрокидывающегося вывиха 6 шейного позвонка с деформацией позвоночного канала, ушиба шейного отдела спинного мозга, осложнившаяся нижней параплегией, верхним парапарезом и нарушением функции тазовых органов, которая причинила тяжкий вред здоровью потерпевшего по признаку опасности для жизни; ссадины в области правого плечевого сустава, на передней поверхности правого предплечья в нижней трети, ссадина на передней поверхности грудной клетки справа, ссадины на кистях, не причинившие вреда здоровью.

Комиссия экспертов не исключила возможности причинения обнаруженных у потерпевшего телесных повреждений при обстоятельствах, указанных им в ходе допросов и следственного эксперимента, и при аналогичных обстоятельствах, изложенных в ходе допроса и проверки показаний свидетелем К*** С.В.

Эксперты пришли к выводу о том, что закрытая позвоночно-спинномозговая травма могла быть причинена в результате падения с порога отсека для задержанных автомобиля «УАЗ».

При этом непосредственно после причинения закрытой позвоночно-спинномозговой травмы исключалась возможность самостоятельного передвижения Г*** Д.С.

 

Выводы данного заключения экспертизы, вопреки доводам осужденного и его защитника, являются аргументированными, основаны на данных медицинских документов, в том числе данных компьютерной томографии черепа, головного мозга и грудной клетки потерпевшего, представленных материалах уголовного дела, и не вызывают сомнений в своей объективности.

Эксперты, проводившие экспертизу, являются высококвалифицированными, были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, им разъяснялись права, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, в связи с чем оснований сомневаться в сделанных ими выводах судебная коллегия не усматривает.

Каких-либо нарушений порядка назначения экспертизы, методик ее проведения допущено не было.

 

Как следует из заключения судебной медицинской экспертизы № 401-Д от 24 августа 2017 года, закрытая позвоночно-спинномозговая травма могла образоваться от одного ударного воздействия травмирующего предмета.

При этом, действительно, эксперты достоверно не смогли ответить на вопрос об одновременности (одномоментности) причинения закрытой позвоночно-спинномозговой травмы и обнаруженных у потерпевшего закрытых переломов челюсти.

 

Вместе с тем данное обстоятельство не подтверждает доводы апелляционной жалобы о невиновности осужденного, необходимости допроса эксперта Орлова А.А., а также иного специалиста, назначении по делу повторной судебной медицинской экспертизы, учитывая, что каких-либо неясностей, противоречий и неполноты заключения экспертиз, проведенных по делу, не содержат, а суд пришел к выводу о том, что переломы челюсти получены потерпевшим при иных обстоятельствах.

 

В связи с этим суд первой инстанции принял верное решение по заявленному стороной защиты ходатайству о допросе эксперта Орлова А.А., а также в назначении повторной судебной медицинской экспертизы, отказав в его удовлетворении, надлежащим образом мотивировав такое решение.

 

Судом в данном случае положения ч. 2.1 ст. 58 УПК РФ не нарушены, учитывая, что защитник просил вызвать Орлова А.А., являвшегося экспертом, о вызове других специалистов ходатайств не заявлялось.

 

Что же касается приводимого в апелляционной жалобе содержания протокола допроса эксперта Орлова А.А., то данный процессуальный документ судом не исследовался, в связи с чем стороны не могут на него ссылаться как на доказательство.

 

В части показаний Автаева Н.В., данных им в ходе следственного эксперимента от 17 августа 2017 года, когда он демонстрировал применение к потерпевшему приема загиба руки за спину, а также падение на землю Г*** Д.С., в результате которого потерпевший оказался в положении лежа на животе и передней поверхности грудной клетки, правый плечевой сустав, правая надключичная область и передняя поверхность грудной клетки справа соприкасалась с землей, руки заведены за спину, а голова практически на 90 градусов по отношению к телу согнута впереди, теменная область головы соприкасалась с землей, эксперты действительно не исключили возможности образования закрытой позвоночно-спинномозговой травмы при данных обстоятельствах.

Вместе с тем, соглашаясь с приговором суда, судебная коллегия полагает, что такие выводы заключения экспертизы не свидетельствуют об иных фактических обстоятельствах причинения имевшихся у потерпевшего телесных повреждений, нежели те, о которых указал потерпевший Г*** Д.С., учитывая, что такие выводы не имели для суда заранее установленной силы, не обладали исключительным преимуществом перед другими доказательствами и оценены судом в совокупности с ними.

 

Правильно судом учтена также противоречивость показаний осужденного Автаева Н.В., данных им в ходе следственного эксперимента, с его же показаниями, данными, в том числе, на первоначальном этапе расследования уголовного дела, в которых им указывалось, что он и С*** А.В. произвели загиб рук Г*** Д.С., находившегося в положении стоя, после чего поместили его в автомобиль и лишь после доставления в медицинское учреждение тот стал предъявлять жалобы на боль в шее и отсутствие возможности для передвижения, в момент же применения к нему физической силы и специальных средств, а также при помещении в отсек для задержанных Г*** Д.С. не падал, обстоятельства, при которых он получил травму в области шеи, как заявлял Автаев Н.В., ему известны не были.

 

В судебном заседании Автаев Н.В. выдвинул новую версию, согласно которой Г*** Д.С. упал сам на переднюю часть тела, пытаясь скрыться с места задержания, в результате чего, как предполагает осужденный, потерпевший и получил травму позвоночника.

 

Давая оценку показаниям свидетелей К*** С.Ю., С*** А.В. и З*** Р.М., которые заявляли о том, что удары Г*** Д.С. никто не наносил, а на заднюю поверхность тела с порога автомобиля при помещении внутрь отсека для задержанных потерпевший не падал, суд верно указал в приговоре, что эти показания не  соответствуют действительности, даны ими с целью оказать содействие Автаеву Н.В. избежать уголовной ответственности.

 

При этом также судом верно учтены несогласованность и противоречивость показаний указанных свидетелей.

 

Так, свидетель К*** С.Ю. показал о том, что Г*** Д.С. от автомобиля не отбегал, не падал, к автомобилю подходил самостоятельно, отказался садиться на сиденье, сев на пол. К*** С.Ю. полагает, что травмы Г*** Д.С. мог получить, находясь в отсеке автомобиля для задержанных по пути в больницу.

 

Об этих же обстоятельствах свидетель З*** Р.М. показал, что Г*** Д.С. при помещении в автомобиль пытался отбежать, потом же он наблюдал, как Автаев Н.В. и С*** А.В. подвели в наручниках Г*** Д.С. к автомобилю, тот упирался, но не падал. Не смог объяснить, почему впоследствии Г*** Д.С. не смог самостоятельно выйти из автомобиля при доставлении в больницу.

 

В то же время свидетель С*** А.В. не подтвердил факт попытки Г*** Д.С. убежать, а также его падения, показав, что они с Автаевым Н.В. завели ему руки за спину, повели к автомобилю, куда Г*** Д.С. сел самостоятельно. 

 

Учитывая, что противоречия, имеющиеся в показаниях указанных свидетелей, являются существенными, судебная коллегия полагает, что они не могут признаваться достоверными, утверждения же осужденного в судебном заседании апелляционной инстанции об искусственном создании свидетелями таких противоречий, их сговоре с потерпевшим вовсе являются голословными и чем-либо объективно не подтверждаются.

 

Учитывая исследованную совокупность доказательств, каких-либо объективных оснований полагать о том, что потерпевший мог получить закрытую позвоночно-спинномозговую травму, находясь в автомобиле в пути следования в медицинское учреждение, не имеется, такая возможность была исключена также и экспертами.

 

Показания в ходе предварительного следствия были даны Автаевым Н.В. после разъяснения ему его процессуальных прав в присутствии защитника, то есть он не был лишен возможности дать объективные показания о фактических обстоятельствах дела.

Между тем, как установлено судом, об иных обстоятельствах получения потерпевшим телесных повреждений, он заявил, лишь спустя продолжительное время после своих первоначальных показаний и после проведенной по делу судебной медицинской экспертизы от 19 мая 2017 года, изменив свои показания в ходе следственного эксперимента, что в целом и послужило основанием для проведения дополнительной комиссионной судебной медицинской экспертизы, выводы которой не ставят под сомнение заключение экспертизы от 19 мая 2017 года.

 

При таких обстоятельствах судебная коллегия, соглашаясь с выводами приговора, полагает, что все доводы осужденного о своей невиновности являются лишь избранным способом защиты от предъявленного обвинения.

 

Вопреки доводам апелляционной жалобы, действия Автаева Н.В. судом правильно квалифицированы по п. «а» ч. 3 ст. 286 и ч. 1 ст. 111 УК РФ, поскольку установлено, что осужденный, имея в соответствии с Федеральным  законом РФ «О полиции» право применять физическую силу лишь в строго определенных случаях, явно превысил свои служебные полномочия, неправомерно и безосновательно применив насилие в отношении потерпевшего, выразившееся в нанесении ему ударов, а также совершив действия, направленные на повреждение имущества Г*** Д.С.

 

Квалифицируя действия Автаева Н.В. по указанным составам преступлений, суд правильно исходил из того, что осужденный, превышая должностные полномочия, при нанесении умышленного удара Г*** Д.С. со значительной силой в область спины, осознавал общественную опасность своих действий (совершение деяния, опасного для здоровья другого человека), предвидел возможность причинения вреда здоровью потерпевшего в результате этих действий, в том числе и тяжкого, не желал наступления таких последствий, но сознательно допускал их наступление, поскольку Автаев Н.В. видел, что потерпевший располагался на пороге отсека для задержанных автомобиля, то есть на определенной высоте от земли, в неустойчивом положении, учитывая, что руки Г*** Д.С. были заведены за спину, на них надеты наручники, а грудью потерпевший упирался в крышу автомобиля, не имея возможности для сохранения равновесия и предотвращения  падения от удара на твердую поверхность, то есть осужденный имел косвенный умысел на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

 

Исходя из требований и смысла уголовного закона, под применением насилия (квалифицирующий признак п. «а» ч. 3 ст. 286  УК РФ) следует понимать причинение потерпевшему физического вреда. Составом этого преступления охватывается нанесение побоев, умышленное причинение легкого и средней тяжести вреда здоровью, истязания.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в данном случае дополнительно квалифицируется по ч. 1 ст. 111 УК РФ. 

 

Оснований для иной квалификации действий осужденного Автаева Н.В. судебная коллегия не усматривает.

 

Квалификация действий осужденного в приговоре мотивирована, основана на совокупности исследованных доказательств, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, каких-либо взаимоисключающих выводов при этом не допущено.

 

Судебная коллегия не находит каких-либо оснований для признания недостоверными показаний потерпевшего Г*** Д.С., свидетелей К*** С.В., Г*** И.С. и П*** И.Г., не содержащих существенных противоречий, которые влияли бы на переоценку выводов приговора суда.

 

Отказ в возбуждении уголовного дела в отношении других сотрудников полиции, учитывая установленные по делу фактические обстоятельства, вопреки доводам защитника и осужденного, не свидетельствует о невиновности Автаева Н.В., учитывая также положения ст. 252 УПК РФ, согласно которым судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

 

Судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проведено всесторонне, полно и объективно.

 

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, обвинительного уклона судом допущено не было.

 

Все доказательства исследованы судом по инициативе сторон, заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке.

 

Право на защиту осужденного нарушено не было, его защита осуществлялась адвокатом, занимавшим согласованную с осужденным позицию по делу.

 

Подлежащие доказыванию обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, установлены и в приговоре изложены правильно.

 

Приговор постановлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, нарушений положений ст. 307 УПК РФ, которые являлись бы основанием для отмены либо изменения приговора, не допущено, доказательствам и доводам сторон дана надлежащая оценка.

 

Выводами заключения судебной психиатрической экспертизы подтверждается, что осужденный Автаев Н.В. во время совершения преступлений осознавал свои действия и мог руководить ими, в связи с чем обоснованно признан судом вменяемым и подлежащим уголовной ответственности.

 

Судом первой инстанции сделан верный вывод о необходимости назначения осужденному наказания в виде реального лишения свободы.

 

Так, при назначении Автаеву Н.В. наказания судом были учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, влияние наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, сведения о личности виновного, имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства, перечисленные в приговоре.

 

Оснований для признания каких-либо иных смягчающих наказание обстоятельств не имеется.

 

Исходя из совокупности всех установленных по делу фактических обстоятельств, связанных, в том числе, с событиями совершенного преступления и личностью осужденного, судебная коллегия полагает о недостаточности исправительного воздействия в случае назначения осужденному наказания, не связанного с лишением свободы.

 

Выводы суда о необходимости назначения Автаеву Н.В. реального лишения свободы, а также об отсутствии возможности для условного осуждения в соответствии со ст. 73 УК РФ, в приговоре мотивированы.

 

Основания для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, назначения наказания с применением положений ст. 64 УК РФ отсутствуют.

 

Вся имеющаяся совокупность смягчающих наказание обстоятельств, не являющаяся исключительной, в полной мере судом учтена при определении срока наказания в виде лишения свободы.

 

Уголовный закон, в том числе положения ч. 3 ст. 69 УК РФ, судом применен правильно.

 

Представленные суду апелляционной инстанции сведения о наличии ряда заболеваний матери осужденного, не влекут смягчения назначенного наказания, которое (как основное, так и дополнительное) является справедливым, соответствующим обстоятельствам, тяжести совершенных преступлений и личности осужденного.

 

Судом также сделан верный вывод о том, что лишение свободы осужденный должен отбывать в исправительной колонии общего режима, что соответствует требованиям п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ.

 

Таким образом, оснований для удовлетворения апелляционной жалобы по изложенным в ней доводам не имеется, положительные данные о личности осужденного не влекут его оправдания.

 

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судебная коллегия не усматривает.

 

На основании изложенного, руководствуясь стст. 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА :

 

приговор Димитровградского городского суда Ульяновской области от 19 декабря 2017 года года в отношении Автаева Николая Владимировича оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи