Меню Содержимое
Ульяновский областной суд



Судебный акт Печать
Осуждены за кражу и покушение на дачу взятки по предварительному сговору группой лиц законно
Документ от 08.11.2017, опубликован на сайте 14.11.2017 под номером 69730, 2-я уголовная, УК РФ: ст. 158 ч.2 п. а; ст. 30 ч.3, ст. 291 ч.4 п. а УК РФ: ст. 158 ч.2 п. а; ст. 30 ч.3, ст. 291 ч.4 п. а , судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ
УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Ханбекова  Н.М.

Дело №22-2191/2017

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ     ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г.Ульяновск

                        08 ноября 2017 года

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Малышева Д.В.,   

судей Басырова Н.Н. и Копилова А.А.,   

с участием прокурора Лобачевой А.В.,    

осужденных Тучина С.В., Фролова А.В., 

адвокатов Дъяченко Т.В., Минеевой С.И.,   

при секретаре  Марковой В.В.,    

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционному представлению государственного обвинителя помощника Сызранского транспортного прокурора Зверева Д.Н. и апелляционным жалобам осужденных Тучина С.В., Фролова А.В., адвокатов Дъяченко Т.В., Дъяченко О.В. на приговор Николаевского районного суда Ульяновской области от 08 сентября 2017 года, которым

ТУЧИН Сергей Владимирович,

*** ранее не судимый,

 

осужден:

- по пункту «а» части 2 статьи 158 Уголовного Кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 №26-ФЗ) к штрафу в размере 80 000 рублей;

- по части 3 статьи 30 пункту «а» части 4 статьи 291 Уголовного Кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона  от 04.05.2011 №97-ФЗ) к  штрафу, с применением ст. 64 УК РФ,  в размере шестнадцатикратной суммы взятки – 800 000 рублей.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Тучину  С.В. наказание в виде штрафа в размере 850 000 рублей.

 

ФРОЛОВ Анатолий Владимирович,

*** не судимый,

 

осужден:

- по пункту «а» части 2 статьи 158 Уголовного Кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 №26-ФЗ) к штрафу в размере 90 000 рублей;

- по части 3 статьи 30 пункту «а» части 4 статьи 291 Уголовного Кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона  от 04.05.2011 №97-ФЗ) к  штрафу, с применением ст. 64 УК РФ,  в размере пятнадцатикратной суммы взятки – 750 000 рублей.

На основании части 3 статьи 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Фролову А.В. наказание в виде штрафа в размере 820 000 рублей.                                      

Постановлено меру пресечения Тучину С.В. и Фролову А.В. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в законную силу оставить  без изменения.

Приговором решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Басырова Н.Н., обсудив доводы апелляционных жалоб и апелляционного представления, выслушав выступления участников процесса, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

Тучин С.В. и Фролов А.В. признаны виновными в краже, то есть тайном хищении чужого имущества, совершенном  группой лиц по предварительному сговору, а также в покушении на дачу взятки должностному лицу лично за совершение заведомо незаконного действия, в значительном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Преступления ими совершены 23 ноября 2011 года при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В апелляционном представлении государственный обвинитель помощник Сызранского транспортного прокурора Зверев Д.Н. считает приговор несправедливым, незаконным  и подлежащим изменению вследствие  чрезмерной мягкости назначенного наказания, не соответствующего тяжести преступлений, личности виновных, неправильного применения уголовного закона. Полагает, суд не мотивировал размер назначенного наказания. Судом неправомерно признаны  исключительными обстоятельствами поведение осужденных во время или после совершения преступления, так как они не признали вину в суде,  не способствовали раскрытию преступлений, а похищенное возвращено путем изъятия сотрудниками полиции. Просит изменить приговор, назначить как Тучину С.В., так и Фролову А.В.  по эпизоду кражи – штраф в размере 100 000 рублей, по эпизоду покушения на дачу взятки – штраф в размере шестидесяти пяти кратной суммы взятки, то есть в размере  3 250 000 рублей, на основании ч.3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения окончательно назначить штраф в размере 3 200 000 рублей.       

В дополнениях к апелляционному представлению, не соглашаясь о применении ст. 64 УК РФ, указывает, что осужденные, не признавая вину, напротив, желали ввести суд в заблуждение. Похищенное было принудительно изъято работниками правоохранительных органов. Указание суда на отсутствие отягчающих обстоятельств, противоречит положениям  пункта «е.1» ч.1 ст. 63 УК РФ, поскольку дача взятки была вызвана желанием скрыть другое преступление.  Кроме того, судом в приговоре на листе 30 учитывается явка с повинной, изложенная в объяснениях  Фролова А.В., которые в ходе судебного заседания не исследовались.  Аналогичная ситуация, касающаяся признания судом и явки с повинной Тучина С.В., изложенной в объяснениях, которые также не оглашались в суде. Просит назначить осужденным на основании части 3 статьи 69 УК РФ окончательное наказание в виде штрафа в размере 3 300 000 рублей.

В апелляционных жалобах:

- осужденный Тучин С.В. не соглашается с выводами суда о достоверности протоколов осмотра мест происшествия, актов ревизий и показаний свидетелей. Оспаривая количество приборов, обращает внимание на сведения протокола осмотра  места происшествия от 23.11.2011, где количество определено как более 200, что, по его мнению, означает не более 300. Такое же количество указано и в протоколе от 24.11.2011. Ссылается на факт проведения осмотра без его участия. Признает, что из помещения в г. Сызрани они забрали более 200 приборов, не зная о наличии в них серебра. Предварительной договоренности на хищение серебра не было. Просит отменить приговор, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступлений.

В дополнениях осужденный Тучин С.В., оспаривая стоимость похищенного, ссылается  на то, что следственные органы не провели товароведческую экспертизу по оценке приборов и наличию в них серебра. Не запросили сведения от завода-изготовителя. Судом не дана оценка тому, что никто из следователей не производил осмотр приборов. Следователь Р*** приобщил их к делу без предварительного осмотра, на основании протокола осмотра места происшествия от 25.11.2011 года, полученного до возбуждения уголовного дела, что, по мнению автора жалобы, незаконно. Указывая о незаконности приговора, обращает внимание, что  в приговоре (стр.21-24) при описании марки, типа и количества приборов на л.д.24 записано количестве 1424, однако при пересчете каждого прибора (л.д.21-24) в приговоре их записано на 22 прибора больше. Тем самым, полагает, суд необоснованно увеличил  количество похищенного. Более того, в представленных актах №1 от 28.11.2011 и от 18.04.2012 (т.1 л.д. 138, т.5 л.д.3) О*** дистанция не указала в количестве похищенных приборов приборы: ЭТЗ №339, ЭТЗ б/н, ЭТЗ №1535, ЭТЗ 10 шт. б/н, но в приговоре суда (л.д.24) эти приборы вменены как похищенные им. Нарушены его права тем, что ему не представлены  для осмотра и вещественные доказательства по делу.     

Настаивает и на отсутствии предварительного сговора с Фроловым на дачу взятки должностному лицу, поскольку подошедшие люди не представлялись, скрывали принадлежность к полиции, находились в гражданской одежде, а машина была без спецзнаков. Деньги передавал лишь он - Тучин, и с целью исключить  события, случившиеся 30.07.2011, когда его избили неизвестные, отобрав имущество.  Полагает показания  работников полиции не могут быть доказательствами. Обращает внимание на то, что свидетели Н***, Щ***, К***, Т*** не свидетельствовали о том, что наблюдали самого момента передачи им-Тучиным денег. Показания Д****** на следствии и в суде относительно данного обстоятельства противоречивые. 

- адвокат Дъяченко Т.В. в интересах осужденного Тучина С.В. считает приговор подлежащим отмене с прекращением уголовного дела в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Полагает, не представлено доказательств наличия предварительного сговора Тучина С.В. как на совершение кражи, так и на дачу взятки. Обращает внимание, что ее подзащитный ни на следствии, ни в суде не говорил о подобной договоренности. Вывод суда о наличии данного признака является предположением. Доказательств предварительного сговора на хищение именно серебра также нет. Судом неверно определен  и объект хищения. Приводит показания Тучина С.В. относительно его неосведомленности  о наличии серебра в приборах. Полагает, эти показания не опровергнуты, а, напротив, подтверждены показаниями свидетелей, указавших о том, что по работе Тучин не мог знать о наличии в приборах цветных и драгоценных металлов.

В дополнениях адвокат Дъяченко Т.В. обращает внимание на то, что не все приборы содержали серебро, ссылаясь при этом на показания свидетелей К***, М***, А***. Изложенное объективно подтверждено карточками приборов, согласно которым отсутствие серебра указано в приборах КШ1-40  и НМШМ 4-280 (т.3 л.д. 75,76) По актам ревизии от 28.11.2011 и 19.04.2012 (т.1 л.д.138, и т. 3 л.д.5) – позиции 14 и 61 актов прибор КШ1-40 содержит серебро в количестве 9,8 гр. х 4 шт. = 39,20 гр., прибор НМШМ 4-280 содержит серебро 3,8 гр. х 2 шт. = 7,6 гр. Таким образом, указанное количество подлежало исключению судом из обвинения. Обращает внимание и на излишнее указание  приборов на л.д.21-24 приговора, которые не фигурируют ни в одном из процессуальных документов. В приговоре не указано, как суд рассчитал количественное содержание серебра в приборах типа ЭТЗ, если в актах ревизии от  (т.1 л.д.137-140, т.3 л.д.5)  и в карточках  (т.3 л.д. 9-88) таких приборов нет.  Полагает, что из исследованных документов, показаний свидетелей, необоснованно оцененных судом как достоверные, не подтверждено ни количество приборов 1424 шт., ни масса серебра в них. Стоимость, считает, также рассчитана необоснованно по данным Центробанка. Ссылается на противоречивость двух документов по количеству серебра. Так, в справке от 28.11.2011 (т.1 л.д.154-158) количество серебра составляет – 7,062 кг. Однако как доказательство суд принял  акт ревизии от 19.04.2012 (т.3 л.д.3-7) в котором указано  иное количество серебра – 7,077 кг. Обращает внимание и на наличие другого акта ревизии от 28.11.2011, который оглашался в суде, однако оценка этому документу не дана.  Указывает, что все акты и справки подписаны разными лицами. Так,  справка на л.д.154-158 в т.1 подписана М***., Ф***. и К***., а при определении количества подписи К***. нет, следовательно, в учете приборов она не участвовала. При назначении ревизии следователи не удостоверились в компетентности  проводящих ее лиц, в связи с чем, полагает, в деле и появилось несколько актов от 28.11.2011 с подписями разных лиц. На л.д. 137-140  т.1  имеется акт с подписями якобы проводивших 28.11.2011 ее лиц, в том числе и Р***., которая отрицала наличие подписи в данном документе. Оценка этому факту судом не дана.  В соответствии с требованиями ст. 75 УПК РФ суд должен был признать данный документ недопустимым доказательством. Все изложенное свидетельствует о недоказанности вины Тучина в хищении приборов в количестве 1424 шт. Поскольку подзащитный признает то обстоятельство, что взял лом черного металла в количестве 200 штук или чуть более, не зная о наличии серебра в приборах, то осуждать его за хищение серебра, полагает, было нельзя.

В части осуждения Тучина по эпизоду покушения на дачу взятки,  доказательств предварительного сговора, полагает, в приговоре не приведено. Указывает, что ни подзащитный, ни Фролов  не говорили о том, что последний передавал Тучину деньги. Поскольку не было регистрации сообщения о преступлении в дежурной части, то не мог составляться и материал. Следовательно, если не было материала, то и не было причины давать взятку. В подтверждение отсутствия умысла на дачу взятки должностному лицу, ссылается на пояснения подзащитного о предшествовавшем избиении с изъятием имущества, что и побудило его  передать 50 000 рублей во избежание повторения совершения в отношении него противоправных действий.      

-  осужденный Фролов  А.В., не соглашаясь с приговором, считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам. Оспаривая достоверность протоколов осмотра мест происшествия, актов ревизий и показаний свидетелей, считает их противоречивыми. Не соглашаясь с количеством приборов, установленных приговором, ссылается на сведения протокола осмотра  места происшествия от 23.11.2011, где указано их количество более 200. Обращает внимание, что при перегрузке на автостоянке ИП Б*** пересчета не производилось, чему ничто не препятствовало, однако  согласно протоколу от 24.11.2011 также указано количество более 200. Ссылается на  свои показания на следствии и в суде о погрузке более 200 приборов, что, по мнению осужденного, означает не более 300. Проведенный осмотр без его участия, по мнению осужденного, является нарушением прав. Судом не приведено доказательств того, что он и Тучин договорились о хищении именно серебра. Указывает о том, что он не был осведомлен о наличии серебра в приборах, не обладал и знаниями относительно возможности его извлечения. Стоимость приборов не установлена. Многие приборы были разбиты, на них не имелось бирок с указанием количества металла. 

В дополнениях к апелляционной жалобе осужденный Фролов А.В. считает приговор незаконным и необоснованным. Полагает, что в актах ревизии имеются расхождения по весу серебра, причину возникновения которой члены комиссии не объяснили, как и источники формирования этих данных. Свидетель  Р*** показала, что подпись в акте ревизии ей не принадлежит, в комиссионном обследовании она не участвовала. Суд данные обстоятельства оставил без внимания. В приговоре суд, обосновывая предварительный сговор с Тучиным на кражу,  указал о согласованности действий, не учтя то, что Т***, К*** свидетельствовали, что машину нанимал Тучин именно для поездки за стройматериалом, а не для совершения хищения. В сговор с Тучиным на кражу не вступал, а лишь после беседы со Ш*** предложил загрузить приборы в автомашину для сдачи в утиль, поскольку материальной ценности они не представляли.

Оспаривает  приговор и в части признания его виновным по эпизоду покушения на дачу взятки. Указывает, что они не знали о том, что И*** и Д*** являются сотрудниками полиции, поскольку те не представлялись, оснований полагать, что они сотрудники у него – Фролова не было. Обращает внимание на то, что денег при себе  у него не было, в связи с чем и передавать купюры для дачи взятки он не мог. Тучин же передавал деньги по собственной инициативе, опасаясь повторного избиения с изъятием денег и автомобиля, произошедшим с ним незадолго до событий ноября 2011 года. Полагает, суд необъективно оценил показания свидетелей Н***, Щ***, К***, Т***, которые свидетельствовали в суде о том, что не были очевидцами факта передачи им-Фроловым денег. Просит отменить приговор, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступлений.

- адвокат Дъяченко  О.В. в интересах осужденного Фролова А.В.  считает  приговор  подлежит отмене с прекращением уголовного дела. Суд в приговоре не обосновал наличие предварительного сговора на хищение именно серебра, а не просто приборов и блоков. Со ссылкой на показания свидетеля К***, указывавшего как на следствии, так и в суде, что осматриваемые им приборы в количестве 1424 шт. содержали или серебро или медь, считает, что не все приборы содержали серебро. По показаниям К*** часть приборов была с угольными контактами.  В деле имеются карточки на приборы, которые суд также учел как достоверное доказательство. Однако несколько карточек (л.д. 75,76 т.3) не содержат сведений о наличии серебра (в одной карточке прибора КШ1-40 в графе серебро написано «пусто» (л.д.76 т.3), в другой (л.д.75 т.3) количество серебра – «0»). Таким образом, у суда не было оснований считать, что все вмененные приборы содержали этот металл.       

Полагает, Фролов необоснованно осужден и за покушение на дачу взятки. По мнению защиты, материал на месте составляться не мог, поскольку в соответствии с п. 43 Инструкции «О порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах МВД РФ заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях» передача не зарегистрированного в КУСП заявления (сообщения) о преступлении, об административном правонарушении, о происшествии исполнителю для проведения проверки запрещена. Указывая о незаконности действий сотрудников, которые, по мнению автора жалобы, явно противоречили вышеуказанному пункту Инструкции,  ссылается на то, что сообщение о преступлении в дежурную часть от сотрудников не поступало,  рапорта об обнаружении преступлений  изготовлены печатным текстом, чего нельзя было изготовить на месте, распоряжение о проведении проверки дано лишь после составления рапортов.

Указывает, что предварительный сговор между осужденными в приговоре не обоснован доказательствами. Сами осужденные сговор отрицают. Фролов заявлял, что не был осведомлен, для чего Тучин спрашивал у него деньги. По показаниям Тучина он также не говорил Фролову, для чего необходимы деньги. Сам Фролов денег не передавал. Оснований признавать Фролова виновным в преступлении предусмотренном  ч.3 ст. 30 п. «а» ч. 4 ст. 291 УК РФ у суда не было. 

В возражениях на апелляционное представление осужденные Тучин С.В. и Фролов А.В. считают необоснованными доводы государственного обвинителя. Полагают, что в ходе предварительного следствия были грубо нарушены их права, имелась волокита в расследовании, фальсификация процессуальных документов, не ознакомление с заключением бухгалтерской экспертизы, незаконное объявление в розыск. Настаивают на том, что они не виновны в краже драгоценного металла, не имели договоренности на это, не соглашаются с количеством приборов. Признают лишь то, что взяли 200 приборов для сдачи в чермет, а не в цветмет. Отсутствие  по делу иска  свидетельствует о возмещении ущерба. Ссылаются и на то, что изъятые по делу приборы, признанные вещественными доказательствами, в последующем исчезли.  Относительно их судьбы в деле имеются противоречивые сведения, а именно, что в 2015 году приборы возвращены Дистанции, а еще в 2014 году часть сдана на утилизацию, часть использовали. Настаивают на отсутствии у них договоренности на дачу взятки. Деньги передавал лишь Тучин, но не сотруднику полиции, а некоему старшему. Указывают, что на месте протокол осмотра автомашины не составлялся, сообщения в дежурную часть в соответствии с п. 43 Инструкции не было, в связи с чем все предшествовавшие документы являются незаконными. Даже тот размер штрафа, который назначен судом, является чрезмерно суровым, исходя из их материального положения.

В судебном заседании апелляционной инстанции:

- прокурор Лобачева А.В., поддержав доводы представления и возразив против доводов жалоб,  указывала о необоснованном применении судом положений ст. 64 УК РФ, настаивала на изменении приговора и усилении наказания осужденным;

- осужденные Тучин С.В. и Фролов А.В. поддержали доводы  апелляционных жалоб, настаивая на необходимости прекращения уголовного дела в связи с невиновностью в инкриминируемых преступлениях, возразив против доводов апелляционного представления;

- адвокаты Дъяченко Т.В. и Минеева С.И., не соглашаясь с доводами представления, настаивали на удовлетворении доводов апелляционных жалоб.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, апелляционного представления и возражений, выслушав выступления участников процесса, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор суда подлежит изменению.     

Обстоятельства совершенных осужденными преступлений, в том числе наличие квалифицирующего признака группой лиц по предварительному сговору по обоим эпизодам, судом установлены правильно, все доводы, приведенные в защиту, были тщательным образом проверены судом первой инстанции.

Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и основаны на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Судом были оценены обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела. Вина осужденных с достаточностью подтверждена подробно приведенными в приговоре доказательствами.

В своих показаниях, оглашенных в порядке ст. 276 УПК РФ,  Тучин С.В., будучи допрошенным в качестве подозреваемого 28 ноября 2011 года в присутствии защитника, отрицая наличие умысла на хищение, не отрицает наличие предварительного сговора с Фроловым. Так он указывает, что Фролов предложил ему взять приборы реле, отвезти  к нему-Фролову домой, а в последующем  сдать в пункт приема лома, поделив между собой вырученные деньги. Указывал и о том, что приборов было весом около одной тонны. По приезду к дому подошли сотрудники полиции, которые представились и стали интересоваться, откуда приборы.

Из показаний Фролова А.В., данных в качестве подозреваемого 28 ноября 2011 года в присутствии адвоката, оглашенных в порядке ст. 276 УПК РФ, следует, что он подошел к складу, на двери которого висел замок. Пройдя внутрь, не нашел тех деталей, которые разрешил взять Ш*** Увидев реле, предложил Тучину забрать их, привезти домой, а в последующем сдать в пункт приема лома, поделив вырученные деньги между собой, на что Тучин дал согласие. В момент выгрузки возле дома подошли два молодых человека, представились  сотрудниками полиции, и стали интересоваться грузом. Он пояснил, что это старые реле, которые  они привезли со склада, расположенного  в г.Сызрани.

Таким образом, первоначальные показания осужденных подтверждают факт осведомленности относительно задержания их именно сотрудниками полиции, в опровержение довода об обратном.  Последующие же действия по предложению денег сотруднику полиции, в целях исключения негативных для себя последствий в связи с оформлением документов по фиксации факта хищения, также опровергает довод  виновных об отсутствии у них умысла на хищение.

Вышеуказанные показания подтверждают предварительную договоренность между осужденными до выполнения объективной стороны кражи, а намерение сдать приборы за деньги, указывает об осведомленности и о ценности похищенного, независимо от желания последующей реализации через пункт приема лома черных либо цветных металлов. 

Показания Тучина С.В. относительно погрузки в кузов автомашины около одной тонны приборов, также подтверждает количество похищенного, которое виновные стали в последующем оспаривать, изменив свою позицию, расцененную обоснованно судом как желание избежать уголовной ответственности. 

Свидетели И***. и Д*** – сотрудники полиции подтвердили в суде о том, что ими был замечен грузовой автомобиль, отъезжавший с грузом от здания пункта группировки ШЧ-16 станции Сызрань. Номера на автомобиле другого региона вызвали подозрение, и они  стали осуществлять наблюдение. При попытке разгрузки в р.п. Николаевка задержали осужденных, представившись сотрудниками полиции и предъявив  служебные удостоверения. Тучин и Фролов не отрицали факт вывоза   приборов с предприятия ШЧ-16 ОАО «РЖД». Затем был осуществлен телефонный звонок руководителю М*** с сообщением о необходимости сбора первоначального материала для фиксации факта хищения. На место приехали сотрудники М***. и Му***  Был составлен протокол осмотра. В связи с темным временем суток и большим количеством деталей было принято решение указать в протоколе приблизительное число  около 200 и более. Вместе с тем, сам кузов автомобиля опечатали для последующего детального осмотра, который и был произведен с участием специалиста после вскрытия опечатанного кузова машины, находившейся на ответственном хранении. Приборов оказалось 1424 штуки.

По эпизоду покушения на дачу взятки свидетель И*** показывал в суде, что он слышал, как М***. высказал о том, что Тучин и Фролов передали ему взятку за уничтожение материала.

О своей осведомленности о передаче денег  сотруднику полиции М***. осужденными свидетельствовал и  Д***

Свидетель М***  в судебном заседании показал, что по сообщению подчиненного сотрудника И*** о задержании автомашины в момент выгрузки похищенного оборудования СЦБ, он вместе с сотрудником Му*** приехали на место в р.п. Николаевка ул.У***, где находились Д***, И***, Тучин, Фролов, водитель автомашины, в кузове которой находились реле и блоки.  По приезду представился осужденным, предъявив удостоверение. Со слов Тучина и  Фролова детали они похитили из помещения ШЧ с целью сдать за деньги. По его поручению И*** с участием понятых произвел осмотр машины, приборы при этом в этот день не пересчитывались, а похищенное оборудование, находившееся в кузове, было опечатано. По окончании осмотра осужденные предлагали уничтожить материал за деньги. Напрямую интересовались необходимой суммой, игнорируя его предупреждения о том, что это будет являться дачей взятки. В последующем они отлучались, а по возвращению  стали предлагать конкретную сумму в 50 000 рублей. Несмотря на его отказ, Фролов передал деньги Тучину, а Тучин уже положил их ему в папку, осмотр которой с изъятием денег в сумме 50 000 рублей и произвел сотрудник М***

Свидетель Му*** показал, что в ноябре 2011 года от начальника ОРЧ ЭБ и ПК М***. ему поступило указание выехать с ним в р.п.Николаевка по факту обнаружения сотрудниками полиции И*** и Д*** факта хищения деталей СЦБ осужденными  Тучиным и Фроловым. По приезду он и М*** представились всем присутствующим, в том числе осужденным, предъявив служебные удостоверения. Сотрудником полиции И*** был произведен осмотр грузового автомобиля. После окончания осмотра его пригласил М****** объявив, что была дана взятка Тучиным и Фроловым, а  деньги находятся у него в папке. С участием понятых им-Му*** с составлением протокола была  осмотрена папка, в которой находились деньги в сумме 50 000 рублей, купюрами по 5000 рублей и 1000 рублей. Деньги он поместил в конверт, опечатал и заверил подписями участвующих лиц. С  Тучиным и Фроловым  он не общался, однако слышал, как они пытались договориться, чтобы не дать ход делу.

Свидетель Щ*** в судебном заседании показал, что  его  и Н*** сотрудники полиции привлекли в качестве понятых. Подъехав ко двору Фролова А.В., видел стоявший тентованный грузовой автомобиль, в кузове которого находились приборы. Указывал о том, что полицейские  всем представлялись, в том числе осужденным,  осматривали машину, приборы, два из которых лежали возле машины.  Деталей был полон кузов.

В ходе предварительного следствия Щ*** указывал и о том, что осужденные  просили М***  уничтожить документы, предлагая деньги. Называли  сумму в 50 000 рублей. Отлучались, а по возвращению  Фролов передал деньги Тучину, который вместе со своими деньгами  положил  их в папку, которую М*** держал в руках.

Свои наблюдения факта того, как  Тучин клал деньги  в папку Мурашко, Щ*** М.В.!% подтверждал в судебном заседании, указывая и о том, что он слышал, как М*** разъяснял, что передача денег будет являться дачей взятки.

Т*** в своих показаниях в ходе предварительного следствия, которые судом приняты в качестве доказательства,  показывал о том, что накануне к нему домой пришел Фролов, который предложил 23.11.2011  перевезти груз из г.Сызрань в р.п.Николаевка за три тысячи рублей. Относительно груза Фролов пояснил, что грузом будут железки весом около двух тонн, что опровергает показания Тучина в суде о том, что он намеревался ехать именно за строительным материалом, в подтверждение вывода суда относительно имевшейся предварительной договоренности осужденных на кражу лома. 

Указывал и о том, что сотрудники полиции представлялись, в опровержение довода осужденных об обратном. Тучин и Фролов поясняли им, что приборы похитили из помещения ШЧ-16, расположенного в районе призывного пункта г.Сызрани, при этом был составлен протокол в котором он и Н*** расписались. После осмотра автомобиля Тучин и Фролов подошли к М***, которого просили  уничтожить материал по краже, предлагали деньги. М*** объяснил, что это будет расценено как дача взятки при исполнении служебных обязанностей, за что предусмотрена уголовная ответственность. Тучин и Фролов  уезжали, затем вернулись, Фролов передал деньги Тучину, который вместе со своими деньгами положил их в папку М***.

Свидетель Н*** показывал, что он участвовал в качестве понятого в р.п. Николаевка на  улице У*** в связи с совершенной кражей со станции Сызрань.  Ему и второму понятому сотрудники, в том числе  и М***, представлялись.  Перед домом задним бортом к воротам стояла машина ЗИЛ с деталями.  Составили протокол, в  котором они расписались, подтвердив достоверность содержания. Количество приборов записали около двухсот. При  осмотре заходили также в сарай, принадлежащий по пояснениям Фролову, где лежали аналогичные приборы, в количестве двух или трех. 

Когда Тучин и Фролов уезжали и вернулись, после их приезда появились деньги. Слышал, что была дача взятки полицейскому М***., который стоял  возле машины ЗИЛ с папкой, в ней и оказались деньги в сумме 50 000 рублей.  О том, что эти деньги положили Тучин и Фролов он узнал со слов М*** 

Свидетель А*** в судебном заседании показал, что  в день происшествия,   исполняющим обязанности старшего механика был Ш***. Тучин и Фролов у него попросили ключи от склада пункта группировки, якобы взять запасные части, а далее в нанятый автомобиль загрузили приборы СЦБ, с которыми их в  последующем и задержали сотрудники полиции в р.п. Николаевка. Ранее эти приборы  при реконструкции были заменены на новые, находились на складе, числились  на балансе О*** дистанции сигнализации централизации блокировки. Здание, оборудованное под склад, принадлежит железной дороге, расположено на территории станции  Сызрань-1, рядом с железнодорожными путями. Склад запирался  на замок, и ими обеспечивалась сохранность имущества.

Свидетель Ш***. в судебном заседании показал, что  23 ноября 2011 года около 9 часов к нему обратился  Фролов, попросив один блок.  Он  пояснил, что у него блоки, находящиеся в рабочем состоянии. Разрешил сходить на склад и посмотреть там интересующий его блок, однако разрешения на вывоз приборов со склада он осужденным не давал. Не исключал и осведомленность Фролова о наличии драгоценных  и цветных металлов в приборах. 

Свидетель К*** в судебном заседании показала, что 23.11.2011  в связи с хищением 23.11.2011 реле, находившихся на станции группировки, была проведена ревизия, в ходе которой установлено хищение 1424 приборов,  которые содержали драгоценные и цветные металлы. По данному факту руководителем подавалось заявление в ОВД г.Сызрань.  Похищенные приборы были  возвращены,  часть приборов 419 штук сдали на утилизацию, а остальная часть  использовалась в дальнейшей работе.  

Свидетель Р*** в ноябре 2011 года состоявший в должности старшего электромеханика по обслуживанию устройств СЦБ ШЧ-16, показал,  что работал с Фроловым и Тучиным, им  было  известно, что в каждом приборе находятся медь, серебро, поскольку это указано на бирках. В период эксплуатации износу они не подлежат, поскольку используются в качестве проводников электрического тока. Когда  поинтересовался у Тучина и Фролова кто им разрешил взять приборы, они ответили, что разрешения им никто не давал.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 23.11.2011, в деревянной постройке у дома №*** на улице У*** в р.п. Николаевка обнаружены 2 прибора СЦБ, а в кузове грузового автомобиля марки ЗИЛ 5301 обнаружены детали СЦБ в количестве более 200 штук. Участвующие в ходе осмотра Тучин С.В. и Фролов А.В.  признавали факт хищения приборов  СЦБ с железнодорожного предприятия, находящегося возле гаражного массива ГСК «Т***», что вблизи призывного пункта г.Сызрани.

Актом ревизии от 28.11.2011 в пункте временного хранения на ст.Сызрань-1 установлено наличие по состоянию на 01.11.2011 оборудования СЦБ (реле и блоков в количестве 4142 шт.), на момент проверки (28.11.2011) была выявлена недостача реле и блоков в количестве 1424 шт.

Исходя из протокола осмотра места происшествия от 23.11.2011, на ул.У***, ***  в р.п.Николаевка, в папке черного цвета, находящейся в руках М*** обнаружены и изъяты денежные средства в размере 50 000 рублей. Исходя из содержания протокола осмотра папки, согласно   пояснениям М*** ***., видно, что ему была дана взятка  за уничтожение материала по факту хищения реле, совершенного Тучиным и Фроловым.

Согласно  протоколу осмотра места происшествия от 24.11.2011, в р.п. Николаевка на территории автостоянки ИП Б*** осмотрен  автомобиль ЗИЛ-5301 г/н ***. Осмотром установлено, что автомобиль опечатан печатями № 1 Сызранского ЛО МВД России. При вскрытии тентовой задней части вышеуказанного автомобиля установлено, что в кузове автомобиля находятся  электрические детали, а именно реле различных видов и марок. Все детали в полном объеме перегружены в автомобиль ГАЗ 3307 *** и вновь опечатаны печатями №1 Сызранского ЛО МВД России. 

Свидетели   Б***. и Ба***., участвовавшие в качестве понятых при осмотре места происшествия – автомашины ЗИЛ с участием Т*** подтвердили достоверность содержания протокола следственного действия, а именно факт перегруза похищенных приборов, находившихся в опечатанном состоянии, с автомашины ЗИЛ-5301 в автомашину  ГАЗ-3307 с последующим опечатыванием.  

Несмотря на то, что в указанном протоколе количество деталей обозначено аналогичное предшествующему осмотру, данное обстоятельство не ставит под сомнение достоверность последующего осмотра по установлению с участием специалиста конкретного количества приборов, поскольку при перегрузке первоначально груз в автомобиле  ЗИЛ-5301, принадлежащем Т***., опечатывался, что подтверждал в суде последний. На территории автостоянки ИП Б*** похищенное перегружалось вновь с участием Т*** и понятых в автомобиль ГАЗ-3307 для транспортировки в г. Сызрань, то есть по месту производства предварительного  расследования, где груз также опечатывался. В связи с отсутствием  доступа посторонних к грузу, довод осужденных и защиты о меньшем количестве приборов относительно установленного протоколом осмотра с участием специалиста является несостоятельным.

Согласно протоколу осмотра места происшествия от 25.11.2011 с участием специалиста Ку***. и понятых, осмотрено оборудование СЦБ с указанием номеров, серий и конкретного количества оборудования, находившихся в автомобиле  ГАЗ 3307, а именно реле в количестве 1371 шт. и блоков в количестве 53 шт., то есть общим количеством 1424 шт.   

Свидетель К***  подтвердил свое участие в качестве специалиста при осмотре похищенных приборов, находившихся в опечатанном кузове автомашины, для определения их конкретного количества и типа, подтвердив собственноручную подпись в протоколе осмотра.  Пояснил, что на месте был составлен  рукописный документ, а позже он подписал печатный текст протокола, подтвердив достоверность содержания документа, в том числе и по количеству приборов. Указывал, что драгоценные металлы были в основном во всех приборах. Попадались разбитые приборы и с угольными контактами.

Показания свидетеля К*** о том, что попадались и приборы с угольными контактами, вопреки доводам жалобы адвоката Д***., не ставят под сомнение  установленную приговором сумму причиненного ущерба в связи с наличием в приборах серебра. После задержания осужденных с похищенным оно было опечатано в кузове автомобиля, при этом доступ посторонних был ограничен до самого момента осмотра приборов в присутствии понятых и специалиста К*** которым и установлено конкретное количество приборов по их типу. В последующем специалистами было определено и количество серебра в конкретном приборе, а для определения учитывались именно те приборы, которые и содержали данный драгоценный металл.

Установленное осмотром количество приборов, указанное в протоколе, подтвердили и допрошенные в судебном заседании свидетели С***. и Р*** С.А.!%

Количество похищенного установлено и актом от 19.04.2012, в соответствии с которым проведена ревизия в пункте временного хранения ст.Сызрань-1 на предмет сохранности лома цветных и драгоценных металлов, находящихся на балансе организации, выявлена недостача реле и блоков в количестве 1424 шт., масса  серебра   в   похищенном  оборудовании  составила 7,077 кг.

Согласно справке № *** от 15.05.2017 О***  дистанции сигнализации, централизации и блокировки Куйбышевской дирекции инфраструктуры центральной дирекции инфраструктуры филиала ОАО «РЖД», произведен расчет причиненного ущерба, который составил 54634,44 руб. 

Свидетель  К***. в судебном заседании показал, что с 22 ноября 2016 года он является начальником О*** дистанции сигнализации, централизации и блокировки - структурного подразделения Дирекции  структурного подразделения ОАО «РЖД». Стоимость технического серебра в приборах  определялась по ценам Центробанка, цены приходования лома серебра в ОАО «РЖД», действующие на 23.11.2011. Сумма  причиненного ущерба  в размере  54634,44 руб.  является значительной.

Вопреки доводам жалоб о том, что не все приборы содержали серебро, со ссылкой на сведения карточек приборов КШ1-40  и НМШМ 4-280, извлеченной из программы АСУ-Ш-2,  в которых не указано о наличии серебра,  количество аппаратуры СЦБ, содержащей драгоценные металлы, похищенные  в Октябрьской дистанции сигнализации, централизации и блокировка 23.11.2011,  устанавливалось комиссией в составе старшего электромеханика КИП В***.,  электромеханика РТУ Ш***., электромеханика РТУ С***. При этом согласно показаниям свидетеля С***. для определения количества  драгоценных металлов, в том числе серебра, использовались как сведения программы АСУ-Ш-2,  (комплексная автоматизированная система управления хозяйством СЦБ), так и определялось исходя из сведений указанных на бирках приборов, поскольку не исключался сбой в программе АСУ-Ш-2. В случае отсутствия бирки на конкретном приборе использовали бирку с аналогичного прибора. Свидетель Ш*** подтвердил факт участия в пересчете  приборов вместе с  С***, переписывали типы приборов, по спискам он уточнял  названия и количество реле и блоков. Определение веса металла производилось по паспортам. Факт своего участия в комиссии подтверждала в суде и свидетель В***. Таким образом достоверность акта ревизии от 19 апреля 2012 года обоснованно не вызвала сомнений у суда первой инстанции.   

Что касается довода защиты относительно акта от 28.11.2011, наличие своей подписи в котором отрицала в суде свидетель Р***., он не признан в приговоре доказательством виновности осужденных.

Довод жалобы Тучина и защиты о том, что суд необоснованно завысил объем обвинения по количеству приборов, является необоснованным. Приговором установлено хищение именно того количества приборов, которое и инкриминировалось виновным. 

Судом первой инстанции проверялся и довод о недопустимости первоначальных протоколов осмотра по причине нарушения, по мнению защиты,  пункта 43 Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в территориальных органах Министерства внутренних дел Российской Федерации  заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях, согласно которому запрещается передача не зарегистрированного в КУСП заявления (сообщения) о преступлении, об административном правонарушении, о происшествии исполнителю для проведения проверки.

Инструкция утверждена в целях укрепления учетно-регистрационной дисциплины, которая и была соблюдена сотрудниками полиции, выявившими в соответствии с Законом «О полиции» преступление, с составлением в целях обнаружения следов преступления первоначальных документов, в том числе протоколов осмотра, которые произведены в соответствии с требованиями ст. ст. 176, 177 УПК РФ, и не могут быть признаны недопустимыми доказательствами по доводам защиты о регистрации рапортов о выявлении осужденных, как лиц совершивших преступления, после составления первоначальных документов.     

Тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности с достаточностью позволили суду  установить правильно фактические обстоятельства содеянного, прийти к обоснованному выводу о виновности осужденных в совершении преступлений, а также дать верную юридическую оценку их действиям.

Обвинительный приговор соответствует требованиям ст.ст. 303, 304, 307-309 УПК РФ. В нем указаны обстоятельства, установленные судом, проанализированы доказательства, обосновывающие вывод суда о виновности осужденных в содеянном, приведены причины, по которым одни доказательства признаны  достоверными, а другие отвергнуты, мотивированы выводы относительно квалификации преступлений и назначении наказания каждому из виновных.

Доводы апелляционного представления, изложенные в дополнениях к нему, судебная коллегия не принимает во внимание, поскольку в соответствии с частью 4 статьи 389-8 УПК РФ в дополнительном представлении прокурора, поданном по истечении срока обжалования, не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения осужденного, если такое требование не содержалось в первоначальном представлении.

Дополнения направлены 25 сентября 2017 года, то есть за пределами срока обжалования приговора, постановленного 8 сентября 2017 года, в связи с чем ухудшающие положение осужденных доводы относительно вывода суда об отсутствии отягчающих обстоятельств, по мнению прокурора, противоречащих положениям  пункта «е.1» ч.1 ст. 63 УК РФ, а также о необоснованном учете явок с повинной в отношении Фролова А.В. и  Тучина С.В., не заслуживают внимания.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновных, которые были исследованы в судебном заседании с достаточной полнотой и объективностью, влияния наказания на исправление виновных и на условия жизни их семей.  

У судебной коллегии не имеется оснований сомневаться в правильности вывода суда о необходимости назначения осужденным наказания в виде штрафа, с учетом и правил ст. 64 УК РФ по эпизоду покушения на дачу взятки.

Общие требования судебного производства и в частности ст. 244 УПК РФ судом выполнены. Судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273 - 291 УПК РФ. Все представленные сторонами суду доказательства были исследованы, заявленные ходатайства разрешены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ, он полно и объективно отражает ход судебного заседания.

Существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе и права на защиту осужденных, влекущих за собой отмену  приговора, как на стадии предварительного следствия, так и в суде по делу не допущено.

Вместе с тем приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Как следует из приговора, суд назначил осужденным окончательное наказание по совокупности преступлений по правилам части 3 статьи 69 УК РФ, применив принцип частичного сложения наказаний.

Между тем, в соответствии с частью 2 статьи 69 УК РФ, если все преступления, совершенные по совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, либо покушением на тяжкое или особо тяжкое преступление, окончательное наказание назначается путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем частичного или полного сложения назначенных наказаний.

Поскольку одно из преступлений, за совершение которого осуждены Тучин С.В. и Фролов А.В.,  является покушением на особо тяжкое преступление, а второе является преступлением средней тяжести, суд должен был руководствоваться положениями части 2 статьи 69 УК РФ.

Судебная коллегия полагает необходимым применить при назначении окончательного наказания осужденным правила части 2 статьи 69 УК РФ, назначив окончательное наказание путем частичного сложения назначенных наказаний.

Учитывая, что судом первой инстанции при назначении окончательного наказания осужденным применен принцип частичного сложения, окончательное наказание Тучину С.В.  и Фролову А.В. смягчению не подлежит.

 

На  основании изложенного, руководствуясь статьями 389-13, 389-20, 389-28, 389-33 УПК Российской Федерации, судебная коллегия

 

О П Р Е Д Е Л И Л А:

 

приговор Николаевского районного суда Ульяновской области от 08 сентября 2017 года в отношении Тучина Сергея Владимировича и Фролова Анатолия  Владимировича изменить:

на основании части 2 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных  п.«а» ч. 2 ст. 158 УК РФ и ч. 3 ст. 30 п. «а» ч.4 ст. 291 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, назначить Тучину Сергею Владимировичу наказание в виде штрафа в размере 850 000 рублей;

на основании части 2 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных  п.«а» ч. 2 ст. 158 УК РФ и ч. 3 ст. 30 п. «а» ч.4 ст. 291 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний, назначить Фролову Анатолию  Владимировичу наказание в виде штрафа в размере 820 000 рублей.

 

В остальном этот же приговор суда оставить без изменения, а апелляционные жалобы и апелляционное представление  – без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи